Мир Анатолия Свидрицкого
Выставки


25.05.2016

Мир Анатолия Свидрицкого

19 мая в галерее «З’ява» Центральной районной библиотеке имени И.Х. Колодеева открылась выставка живописи «Анатолий Свидрицкий. Мой мир». На выставке представлены более 80 картин разных периодов творчества.

Он родился в 1937 году в Борисове. Учился в Минском политехническом институте. Работал инженером – конструктором на предприятиях Минска и родного города. Как рассказывает сам автор: «В три с половиной года впервые пережил потрясение от увиденного звёздного неба и впервые увидел восход солнца в перспективе улицы. С тех пор потрясение и восторг питали моё чувство радости от жизни. Это же впоследствии питало и мою живопись».

Анатолий Маркианович очень любит читать, любит поэзию, музыку, искусство. Любимые поэты: Тютчев, Пушкин, Заболоцкий, Рубцов, Уитмен. Любимые композиторы: Моцарт, Бетховен, Шуман, Шуберт, Шопен. Среди художников он особо выделяет Ван Гога и Чюрлёниса. Многие из них творили во имя человечества несмотря на предательства, гонения и черствость окружающих. Возможно поэтому для Анатолия Маркиановича девизом жизни стало изречение: «Можно начинать и без надежды на успех, равно, как и продолжать, несмотря на неудачу».

Он сам пробовал писать стихи, сказки, рассказы. Увлекался художественной фотографией. Но однажды поймал себя на мысли о том, что черно-белая фотография его не устраивает, так как окружающий мир намного прекраснее и разноцветнее. В 47 лет почувствовал неутихающую внутреннюю потребность писать картины. На его интернет-страничке «В контакте» более 500 работ (http://svidritsky.belinter.net/middle2.html). Он писал для себя.

Поясняя название проходящей в Борисове выставки, Анатолий Маркианович говорит: «Это мир, в который я ухожу от окружающей действительности, которая меня не устраивает. Я его изобразил в триптихе «Мой мир». В нём чисто, спокойно, хорошо, можно отдохнуть душой. Я придумал и погружаюсь в него, когда мне хочется».

Анатолий Маркианович принадлежит к числу тех одарённых людей, кто рисует, не имея профессионального художественного образования. Но это ничуть не мешает его подлинно творческой натуре создавать произведения искусства, радующие глаз и дающие пищу уму. Картины «Покой», «Розовый ангел», «Озеро», «Закат на реке», «Раннее утро» - это выражение состояния души художника. Тёмно-синее ночное небо, ярко горящие звёзды, цветы, пейзажи родной природы, невиданные просторы ослепительной белизны, удивительные невообразимые строения - всё это нашло отражение на полотнах мастера живописи.

Открывая выставку, искусствовед А.А. Кудакова отметила, что произведения художника завораживают зрителя необычной сюжетной линией. В них ощущается огромная любовь к первозданной природе, поиск гармонии и разгадки тайн мироздания, размышления о предназначении человека. Слова благодарности в адрес организаторов долгожданной выставки и высокую оценку дал своему другу известный график, член Белорусского союза художников, Николай Дмитриевич Рыжий. Он давно знаком с творчеством Анатолия Свидрицкого и считает его «белорусским Чюрлёнисом». Он также сравнил художника с белорусским путешественником, основателем национальной исторической живописи, основоположником космической темы в белорусском изобразительном искусстве, скульптором, этнографом, писателем Язепом Дроздовичем (1888-1954).

Т.Н. Галькевич, представитель рериховского движения, поведала о своём видении его творчества, как художника – космиста. Она рассказала зрителям об истоках русского космизма и назвала его выдающихся представителей в поэзии: Пушкин, Блок, Тютчев; в науке: Чижевский, Вернадский, Циолковский; в живописи: Николай Константинович и Святослав Николаевич Рерихи, Чюрлёнис, Смирнов-Русецкий, Черноволенко и др. Отметила, что в конце ХХ века пришла новая волна современных художников-космистов. Выставка «Неземные миры земных художников», прошедшая в Международном Центре Рерихов, яркое тому свидетельство. Осознанно или интуитивно эти художники стали принимать образную космическую информацию. Они являются носителями нового космического мировоззрения.

Ритмы космоса врываются в нашу жизнь и действуют на каждого человека. Как сказано в книге «Грани Агни Йоги: «Детям Земли Посылаю в Лучах энергии Новой Эпохи. Их надо принять, осознать, ассимилировать сердцем и потом уже их утверждать на Земле. <…> Новые Лучи сердца коснулись, и процветает искусство.<…> Новые Лучи мозга коснулись, и рушатся застывшие нагромождения веков, сковавшие свободу духа. Так Лучи Мои преображают мир, и людей, и жизнь силой своею. Упорствуют люди и борются против них, но где же земному человеку против космических сил устоять. <…>». (Г.А.Й. 1958,ч.1., 29(Янв. 15))

Эстафету поколений художников - космистов продолжают дети нового сознания. Они воспринимают и передают в поэзии и изобразительном искусстве Космос как живой организм, показывают взаимодействие и сотрудничество человека с мирами других измерений. Они знают, что мир гораздо сложнее и многограннее, чем видимая его часть, которую можно постичь нашим обычным физическим зрением.

Учение Живой Этики объясняет, что помимо плотного мира, существуют миры иного состояния материи. Задача искусства в том и заключается, чтобы соединить земной мир с мирами более высокими и выразить стремление духа ввысь. Только в энергетическом поле красоты человек может получить те знания, сила которых позволит ему вырваться из круга обыденности и устремиться к Свету. Творчество художников-космистов – это зов нового мира!

Т.Н. Галькевич

 


Приложение. (По материалам информационного агентства «Интерфакс- Запад» «Земля и космос Язепа Дроздовича» http://archive.is/1HA1#selection-739.1-759.612)

"Я.Дроздович родился 1 октября 1888 года в деревне Пуньки Глубокского района. Его мать осталась вдовой с шестью детьми, без земли, но все же сделала все, чтобы младший сын получил художественное образование, и отправила его учиться в Виленскую рисовальную школу профессора живописи И.Трутнева. Всю жизнь Язеп Дроздович очень бедствовал, у него никогда не было своего дома, ему не хватало денег на полотно и краски, писать приходилось на коленях. Еще при жизни большая часть созданных им картин пропала.

В начале века Я.Дроздович, как и многие виленские художники, увлекался стилем модерн. Именно в этом стиле оформил он книгу стихов известной белорусской поэтессы Констанции Буйло "Курганный цветок". После революции Я.Дроздович работал в белорусском литературном издательском отделе комиссариата просвещения, оформлял первый в Советской Беларуси букварь.

В 1921 году Я.Дроздович поехал в свои родные места к больной матери, где продолжал работать. Он зарисовывал памятники архитектуры и этнографии и, несмотря на то, что Дисенщина (теперь Глубокский район) находилась на территории отданной Польше Западной Беларуси, постоянно посылал все собранные материалы в Минск, в Институт белорусской культуры. В его альбомах - сотни памятников архитектуры Новогрудка, Вильни, Крева, Глубокого и других мест. Эти памятники для него были своеобразными точками отсчета времени, связью с прошлым и будущим. Будущее очень образно воплотилось в фантазийных рисунках Я.Дроздовича, на которых появляется светозарный город всеобщего счастья.

Буржуазная Польша, к которой была присоединена в то время Западная Беларусь, жестоко расправлялась с белорусским национальным движением. Я.Дроздович, который некоторое время жил в Вильне, очень переживал из-за этого.

В 1933 году Я.Дроздович опять возвратился в свои родные места и там, "между Мнютой и Аутой", как он сам не раз говорил, создавал не только графические и живописные, но и скульптурные работы, например, скульптурные портреты литераторов и ученых А.Гриневича, Я.Почопки, М.Машары.

Много картин посвятил Я.Дроздович исторической теме. Романтично, возвышенно воспринимаются его полотна "Песнь Баяна", "Изгнание нежелательного князя в Полоцке", "Перстень Всеслава Чародея" и др. Он первым создал серию тематических портретов белорусского первопечатника Франциска Скорины. В начале 40-х годов появились посвященные ему картины "В свет за наукой", "Франциск Скорина в своей типографии в Вильне" и др. Создавал Я.Дроздович и свои неповторимые, очень лиричные пейзажи.

Он первым в белорусском изобразительном искусстве и одним из первых в европейском начал разрабатывать космическую тему. С самого детства Я.Дроздовича тянуло познать, как сам он говорил, "небесные беги", представить, как живут или могут жить братья по разуму. Пейзажи далеких планет, при всей своей точной, геометричной выстроенности, все равно очень напоминают земные. Я.Дроздовичу хотелось видеть не только на Земле, но и в космосе глубокое гуманистическое начало.

Удивительный художник и мечтатель еще в 1931 году издал научно-популярную брошюру "Небесные беги", где пытался постичь ритм пространства и времени.

В 1931-1932 годах Я. Дроздович создал серию графических листов и живописных полотен на три основные темы: "Жизнь на Марсе", "Жизнь на Сатурне", "Жизнь на Луне". Например, в написанной в это время картине "Тривеж" воплощена мечта художника о городе спокойствия и тишины, а созданное в 1934-1935 годах полотно "Артаполис" - это вид города искусства, который вырос среди деревьев.

В картине 1932 года "Встреча весны на Сатурне" художник попробовал изобразить жителей далекой планеты. Большеглазые, в одинаковых белых одеждах сатурняне стоят босиком на траве у большого здания, рядом с которым растут необыкновенные, неземные деревья. На первом плане - седобородый старец, который произносит что-то возвышенное и торжественное. Все взоры сосредоточены на солнце. Сатурняне подняли левую руку, приветствуя солнце, приветствуя весну.

Художник создал много и символико-аллегорических композиций, посвященных не только жизни крестьян в Западной Беларуси, но и жизни всего белорусского народа ("Погоня"). Я. Дроздович был очень чутким художником. И не случайно именно на пороге прихода к власти в Германии фашизма у него появились такие картины, как "Дух тьмы", "Дух зла". На первой из них - сова, которая распростерла свои крылья над развалинами замка, где притаились ночные страшилища. В это время Я.Дроздович очень сильно бедствовал, бывало, ему не на что было пообедать, не в чем выйти на улицу.

Но он продолжал писать свои картины, путешествовал от деревни к деревне и оставлял людям на память рисованные ковры, которые писал казеиновыми и масляными красками на самотканом, покрашенном в черный цвет полотне. И это он делал не столько ради заработка, сколько ради развития в народе эстетического чувства. Самыми любимыми его мотивами были лунные, ночные пейзажи. Каждая хозяйка в тех местах, где путешествовал Я.Дроздович, мечтала иметь "малярство дядьки Язепа". Кроме пейзажей на коврах Я.Дроздовича были растительные узоры, веселые звери-музыканты или памятники белорусской архитектуры - замки, дворцы.