Кризис Кургиняна
Защита Имени и Наследия Рерихов
06.11.2013

Кризис Кургиняна
на публикацию С.Е. Кургиняна в газете «Суть времени» № 41 от 14.08.2013 «Господин У и «фактор Рериха»

В начале XX века Н.К. Рерих был застигнут революционными событиями в Финляндии, перекрывшими ему путь на Родину. Спустя несколько лет он проводит в Центральной Азии грандиозные по международному масштабу и научным задачам две научные экспедиции; при поддержке всемирно известных ученых того времени создает в Индии Институт гималайских исследований «Урусвати» для решения беспрецедентных научных задач международного плана; в Соединенных Штатах Америки воплощает в жизнь международный акт гуманизма – Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников, известный как Пакт Рериха, подписанный 15 апреля 1935 года в Белом Доме в присутствии президента США Франклина Рузвельта представителями двадцати одной американской республики.

Эта широкая международная деятельность вне границ и государственных систем оказалась предостаточной, чтобы вызвать у поборников узких территориальных и политических рамок из числа спецслужб многих стран стойкую манию подозрения о секретной деятельности Николая Константиновича.

Уже давно рассекречены архивы спецслужб советских времен, получены официальные ответы о том, что Н.К. Рерих н и к о г д а не был причастен к деятельности разведки и органам госбезопасности. Однако приступы шизофренического желания видеть везде врагов не оставляют умы отдельных патологоанатомов исторического процесса.

С маниакальным упорством продолжаются преследования имени Рериха. Прежде всего, идут нападки на многогранное творческое и философское наследие, оставленное нам для осмысления заложенной в нем идеи духовного и культурного единства Востока и Запада, славян и народов Центральной Азии. Именно в этом великом объединительном синтезе некоторые почуяли угрозу для прочно засевших в их головах национализмов, шовинизмов и фобий, возникающих лишь при одном упоминании идей Н.К. Рериха о духовной культуре Востока, концентрированную мудрость которой несет в себе Учение Живой Этики, переданное через Рерихов миру Великими Махатмами.

Старый мир закостенелой материи яростно сопротивляется этому эволюционному процессу, чувствует угрозу, исходящую от идей Н.К. Рериха, идей Учения Живой Этики о идущей ей на смену Новой Эпохе. Как же иначе объяснить травлю Н.К. Рериха при жизни, и не утихающую спустя почти 70 лет после его смерти, и не где-нибудь, а на родине великого художника – в России, которой он предрекал первостепенную роль в этом процессе. На протяжении десятилетий содержание и методы клеветы меняются, ловко подстраиваясь под сменяющиеся политические и узкорелигиозные веяния и кризисы дня насущного.

Сначала Рерихи стали заложниками политической ситуации в стране, были названы «белоэмигрантами», со всеми вытекающими из этого выводами. Затем их объявили идейными врагами главенствующей во всем идеологии КПСС, как распространяющими несовместимую с ней Агни Йогу. После смены партийной монополии на идеологию и духовность монополии церковной, тут же Учение Живой Этики и рериховские общества были преданы средневековой анафеме. Когда и этого оказалось недостаточно, к ним в помощь вышли псевдоисторики, публицисты, политтехнологи и другая пишущая и орущая братия. Одни, что очень показательно, действуют в России по указке западных «старших товарищей» - Энтина, Люфта и им подобных. Другие — на примере российского политтехнолога Кургиняна, пытаются возродить доперестроечную партийную эпоху, когда под запретом находилось философское наследие Рерихов. Все это делается с целью привлечь внимание обывателя к роли собственной персоны в политических и общественных кругах.

Никто и никогда не слышал о горячих дебатах среди них в отстаивании своей истории о Рерихе. И это понятно, ведь клевета держится подальше от диалога, доказательств и разумных аргументов. Знание без предрассудков действует обезоруживающе на бактерии предубежденности и лжи. Как только мы прикладываем усилие узнать больше, нагромождения клеветы тают вместе со своими породителями.

В этой связи Николай Константинович писал: «Может лишь показаться тем, кто не знает данных обстоятельств, что измышление клеветы значительно, впрочем, клевета и надеется всегда действовать на умы неподготовленные или уже зараженные злобою. Всякий же, кто устремляется или чистотою духа своего, или добросовестным знанием действительности, тот сразу усмотрит грубые и духовно нищенские выдумки».[1]

Подхватывая друг у друга брошенные домыслы в жанре литературно-исторических «открытий», создается своеобразная преемственность вымысла. Эта преемственность основана на кризисе личности, прежде всего духовного, творческого, нравственного, и подпитывается известного рода спросом на острые сенсации и разоблачения. Каждый последующий публикатор ссылается на прецедент предыдущего сенсационного заявления, попутно прибавляя что-либо новое от себя для поддержания остроты публикации. Максимального эффекта сенсационности такие публицисты достигают избранием, как правило, поистине великой исторической личности для своих изысканий, тем самым проявляют степень внутреннего упадка.

Шишкин, Андреев, Росов, Жуков, сейчас вот Кургинян, приписывали себе статус «исследователя» жизни и творчества Рерихов, в действительности таковыми никогда не являясь. Чтобы сделать свое влияние на аудиторию внушительнее, каждый из них прибегал к методу «открытия» в области мистики и якобы секретных фактов истории. По существу же искусно мистифицированная история переиначивается не выходя из собственных жилищ. Истинно научный мир негодует этим варварствам, не имеющим никакого отношения к науке.

Посаженое семя вымыслов случайных диссертантов и публицистов прорастает в умах таких далеких от истории как Кургинян, что ведет к полному отрицанию накопленных столетиями скрупулёзных исследований богатых научных знаний истории, и замещению их будоражащей воображение фантасмагорией. Ярким примером не выдерживающей никакой критики научного нигилизма может служить следующее высказывание Кургиняна: «Вся история – сплошная черная дыра»[2].

Среди названных искателей (странников, как себя назвал Кургинян) нет ни одного, кто заслужил к себе достойного внимания со стороны научной и культурной общественности. А главное – ни одного поистине культурного человека. Причислить их к таковым не позволяет хотя бы обилие злословия, открытых оскорблений, лжи, ненависти, которые они выплескивают на страницы своих «детищ».

Театральная политтехнология или исторические неточности экс-математика

Последние несколько лет Интернет с огромной скоростью наполняется статьями, видеороликами, политическими шоу, где Кургинян навязывает аудитории свое и только свое видение во многих сферах не только социального и политического устройства, но и религий, метафизики, и даже строения Вселенной и темной материи. Такое впечатление, что уже не осталось области знаний, в которой Кургинян не выставился бы ученым мужем. В действительности, он совершенно далек от этих областей научных исследований, но все же берется поучать, проповедовать и где надо истерически кричать о своей безоговорочной правоте.

Кто же такой Кургинян? Вот краткая биография: «Выпускник Московского геологоразведочного института по специальности «геофизика» (1972 г.). Выпускник Театрального училища имени Щукина (1983 г.) по специальности «режиссура драмы». Кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Института океанологии АН СССР (1974-1980 гг.). Далее идет богатая хронология участия Кургиняна на протяжении более двадцати лет в политической жизни России на стороне то тех, то этих. Другими словами Кургинян – опытный политик, театрал, математик, но опять же не историк.

По сути, его интересы беспринципно блуждают из одной сферы в другую, где находят выгоду и аудиторию потенциального, как ему кажется, электората, а тон публичных выступлений от вкрадчивого шепота до неуправляемых эмоций.

И вдруг, 14 августа 2013 года Кургинян, будучи ранее далеким от всего, что связано с именем Рерихов, публикует статью «Господин У и «фактор Рериха» в 41-ом номере газеты «Суть времени». Точнее, весь номер газеты состоит только из одной этой статьи. В ней он называет себя «странник». Поскольку автор статьи кто угодно, но только не историк, это не могло не сказаться на качестве содержания.

Сразу бросается в глаза перегруженность статьи понятными только Кургиняну словосочетаниями, описанием замысловатых абстрактных мыслеобразов, графиками и схемами, к которым, судя по опубликованным материалам, он имеет особую склонность.

Примером гипертрофированной стилистики может служить одно из многих малопонятных высказываний: «Доверяя инсайтам и опираясь на них, как и на все остальное (иначе – какое странствие?), мы никогда не станем отдаваться (и предаваться) самозначимым визионерским экстазам». Хотя статья и опубликована в периодическом издании для широкого круга читателей (тираж 10 тыс.), тем не менее, в ней в большом количестве использованы излишне перегруженные лексикой слова, которые автор намеренно не счел нужным упростить. Например: «индикативность», «перцепция», «когерентность», «апроксимация», и мн.др. О стремлении к безудержному усложнению выражений свидетельствует создание Кургиняном интернет-словаря, поясняющего используемые им термины и понятия.

Автор описывает свои реалистические видения, говорит о каких-то видимых только ему «Спутниках» и «Спутницах», с которыми он общается и которые живут самостоятельной жизнью. Все это придает статье смысловую невнятность, субъективность, свидетельствует о внутренних конфликтах, переживаемых автором.

Статья насчитывает 16 газетных страниц, однако «анализируя рериховский сюжет» и ставя перед собой задачу «аналитического исследования», автор всецело строит ее на произвольности в обращении с текстами, грубых нарушениях правил цитирования, что типично для поверхностных публицистических работ и абсолютно недопустимо для работ исследовательских и прежде всего научных. В ряде случаев Кургинян представляет свои собственные суждения как высказывания Н.К. Рериха и Е.И. Рерих. В статье часто фигурируют вымышленные события, якобы происходившие с Рерихом.

Вслед за церковью он использует термин «сатанизм» сугубо в качестве определения своего негативного отношения к Н.К. Рериху.

Огромный вклад Н.К. Рериха в сохранение традиций христианства и культуры православия не позволяет просвещенному человеку бросаться подобными обвинениями.

Н.К. Рерих был первым, кто в свое время с самых высокопоставленных трибун встал на защиту духовной и культурной ценностей древней православной иконы, на ее сохранение для потомков. В Санкт-Петербурге он основал иконописную мастерскую, где были возрождены из забытья уникальные техники росписи. По его настоянию и при непосредственном участии были отреставрированы, а фактически спасены от уничтожения уникальные старославянские церковные фрески. Рерих лично расписал более десяти православных храмов; по благословению Киевского митрополита Флавиана украсил мозаичными панно стены Пархомовской церкви под Киевом, Почаевской лавры на Тернопольщине, чем снискал восхищение, как искусствоведов, так и известных церковных деятелей утонченностью и точностью передачи исконных традиций стародавнего православия.

Даже сам Кургинян обвиняя Рериха в сатанизме, сам того не заметив поместил в статье репродукции картин Н.К. Рериха со сценами битвы Добра, одерживающего победу над злом (Пречистый град – врагам озлобление, 1914 г.; Зарево, 1931 г.).

К субъективной оценке, основанной на иррациональном логическом мышлении, можно также отнести утверждение Кургиняна о наличии некой подоплеки во взаимоотношениях Н.К. Рериха и Рузвельта исходя из того, что Пакт Рериха был подписан не в музейном зале, а в резиденции президента США Белом доме.

Однако, исходя из сформировавшейся к тому времени юридическо-правовой практики, подписание международных правовых актов, а таковым является «Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха)», осуществляется главами стран на самом высоком политическом уровне.

При этом вызывает возмущение невежественное высказывание Кургиняна о Знамени Мира.

Своим субъективным суждением автор также демонстрирует незнание темы, которую затронул. Знамя Мира является неотъемлемой частью Международного «Договора об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников», которым этот Знак наделен международным правовым статусом особого отличительного флага для обозначения исторических памятников, музеев, научных, художественных, образовательных и культурных учреждений.[3]

Приведенные суждения Кургиняна свидетельствуют о значительной дистанции в понимании важности принятого международно-правового акта, содержащего идеи исключительного гуманизма для всего человечества.

Многие рассуждения в статье Кургинян делает на бытовом, поверхностном уровне, что позволяет ему безответственно проводить некую искусственную линию взаимосвязи между всеми значимыми историческими событиями, произошедшими, в частности, в период 1934-1936 гг.

Подобный прием сознательного трансформирования, додумывания исторического материала с ненаучными целями широко проявился в (пост)советском литературном творчестве и стал очень популярен сейчас, получив название «псевдоисторическая» и «квазиисторическая» проза.[4]

Автор сам не скрывает этого: «Главное на что мы опираемся, - мысль. Политическая логика. В конце концов, даже бытовая целесообразность». Или вот: «…вводим в дело только открытую информацию. То есть признаем в качестве факта не то, что в высказывании фигурирует в качестве факта…, а всего лишь само высказывание…». Показательно и то, что продукт своего творчества Кургинян называет «альтернативами истории XX века».

Составляя эти альтернативные события во взаимосвязь, автор не обращается к достоверным источникам. Он руководствуется своими предположениями («невнятными и неочевидными симптомами»), несмотря на то, что предмет, о котором ведет речь, им малоизучен, либо не изучен вовсе.

Понимая всю нелепость и очевидность манипуляции, Кургинян тут же дает однозначно понять читателю, что его статья построена не на методе научного анализа исторических материалов, а на поверхностных умозаключениях: «Из всего этого только и может сложиться относительно (подчеркиваю – весьма и весьма относительно!) достоверный, «впускающий внутрь» читателя (а значит, способный быть опровергнутым) метод».

Поскольку Кургинян совсем не владеет историческим аспектом поднятой темы, основой или как он выразился «методом» такого анализа ему служит беллетристика конца XX века. Он пишет: «Да, начинается (а точнее, продолжается) та самая битва за Гималаи, о которой глупо – тенденциозно и поверхностно – судачат постсоветские публицисты». Этим поверхностным публицистом, тенденциозные работы которого берутся Кургиняном за основу, он называет О. Шишкина.

А между тем, решением Тверского межмуниципального (районного) суда Центрального административного округа г. Москвы от 18.01.96 сведения, распространенные Шишкиным о Рерихе признаны клеветой. Основывая свою статью на установленных судом прецедентах клеветы, Кургинян заведомо идет по пути Шишкина.

Кургинян дошел до того, что додумал влияние Н.К. Рериха на известные мировые события первой половины XX века: противостояние Гитлера и Рузвельта; борьбу политических элит США за власть; политические интересы (чьи не понятно) в Центральной Азии.

Победа Рузвельта на выборах связывается Кургиняном с назначением Гитлера рейхсканцлером Германии; научная деятельность Н.К. Рериха с выборами Трумэна и с бомбежкой Хиросимы и Нагасаки, гибелью миллионов людей, распадом СССР. Здесь приводится лишь несколько примеров явной трансформации политических событий (сценариев), сведенные Кургиняном с личностью Н.К. Рериха на основе «невнятных и неочевидных симптомов».

Эта трансформация – то самое новшество, которым Кургинян дополнил цепочку предыдущих псевдоисторических публикаций своих предшественников Шишкина, Андреева, Росова, поскольку все остальное лишь плагиат клеветы последних.

В итоге вот как сам Кургинян характеризует уровень владения материалом псевдоисследования: «Я никогда не буду говорить, что понимаю до конца»[5]. Свое непонимание «до конца» Кургинян обозначает в статье так: «почему бы нет?», «это не констатация, а умозаключение», «утверждать на 100% не берусь», и т.д.

Таким образом, все это убедительно доказывает ненаучный характер статьи Кургиняна «Господин У и «фактор Рериха», и позволяет отнести ее к квазиисторической прозе.

Становится очевидно, что рассмотренная статья – это попытка искусственной неумелой политизации Кургиняном тех высоких сфер деятельности – Культуры и Духовности, к которым принадлежала великая личность Н.К. Рериха, которая по своей природе стоит над политикой и чужда ей. Кургинян же принадлежит пространству политики.

«Культура - одно, а политика другое, - писал в 1941 году Н.К. Рерих в очерке "Культура". – Говорят, что они сестры, но ведь и сестры не всегда в ладах живут. Да и сестры ли? Носитель культуры подчас ужасается поведению политика, а тот ехидно высмеивает идеализм культурного деятеля. С точки зрения политика, многие действия культуры непозволительны, но труженик культуры не поймет политических перегородок. Он действует прежде всего во имя человечности, а для политика гуманитарные основы закрыты паутиной предрассудков <...> В осудительстве политики большие мастера. Доводы науки, искусства, воспитания, образования – все будут попраны во имя условных тенет...».[6]

В своих статьях Кургинян говорит о культуре в следующем, порой оскорбительном контексте: «политико-культурный», «интеллектуальная культура», «культурный бэкграунд», «культура анекдотов», «псевдокультурные демократоидные хари», и так далее.

Этот мир Кургиняна сух и беден, в нем нет места созиданию Красоты. Во всех этих понятиях Кургинян увидел корень «культ», вокруг которого ведет свои политические разглагольствования о служении Культуры нужной политической системе. Но второй корень этого слова - «ур» (др. вост. – Свет, Огонь) ему, по-видимому, не было дано разглядеть, иначе бы политик осторожнее использовал в своей речи высокие понятия.

Вот как дает высоту определения Культуры Н.К. Рерих: «Культура есть почитание Света. Культура есть любовь к человеку. Культура есть благоухание, сочетание жизни и Красоты. Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений. Культура есть оружие Света. Культура есть спасение. Культура есть двигатель. Культура есть сердце.
Если соберем все определения Культуры, мы найдем синтез действенного Блага, очаг просвещения и созидательной Красоты»[7].

Само название газеты Кургиняна вопиет о неутешительной сути нашего с вами времени. Клеветников не становится меньше, а поэтому кто-то не может, а кто-то уже не хочет видеть их суть в мелькании статей с громкими заголовками. Некоторые привыкли к продуктам жизнедеятельности клеветников.

«Каждый совет не обращать внимания на клевету не есть истинный совет, – писал для таких злотерпимцев Николай Константинович. – На каждое явление нужно обращать внимание; на каждый ядовитый газ нужно иметь противогаз. Будем помнить, что клевета антикультурна, что во всяком ложном сведении есть клевета и что по суровому библейскому выражению: “Клеветник, псу подобно, пожрет свою блевотину”. Та же Библия замечает: “Дьявол был клеветник искони”. Вот кто клеветою занимается.
А в конце концов клевета является мерилом сознания и пробным камнем силы подвига».[8]

Мы должны научиться противостоять злу и клевете. Все наши усилия надо направить на защиту имени и наследия великого Подвижника Культуры — Николая Рериха, а отошедших от Истины предостеречь словами Елены Ивановны Рерих: «Пора становиться человечными в полном значении этого великого понятия»[9], пока не потерян безвозвратно человеческий облик от дурмана клеветы.


Я.С. Сомов,
представитель рериховцев города Борисова

________________________
1. Н.К. Рерих. Клевета // Твердыня пламенная. Париж, Изд-во "Всемирная лига культуры", 1932.
2. С.Е. Кургнян. Вся история – сплошная черная дыра // «Деловая газета «Взгляд», 5 апреля 2011 г.
3. Статья III Договора об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников.
4. М. Назаренко. О жанровой природе исторической и псевдоисторической прозы // Мова і культура. – Вип. 8. – Т. VІ. – Ч. 3. – К.: Издательский Дом Дмитрия Бураго, 2005 (фактично – 2006). – С. 64-71.
5. С. Кургинян. Национальная идея России / Л. Велехов, телевизионная передача «Совершенно секретно - XXI век», 2011 г.
6. Рерих Н.К. Культура / Листы дневника. Том второй. М.: Международный Центр Рерихов, 2000 — С. 161.
7. Н.К. Рерих. Культура – почитание Света / О Вечном... - М.: Политиздат, 1991. - 462 с.: илл.
8. Там же.
9. Елена Ивановна Рерих. Письма. Том VIII (1948 - 1950 гг.). М.: Международный Центр Рерихов, 2008.C.250.