РЕРИХИ И БЕЛАРУСЬ
сайт информационно-просветительской группы

Л.В.Шапошникова

 

 

 

 

 

 

 

 




Фрагменты из выступлений Генерального директора Центра-Музея имени Н.К. Рериха Людмилы Васильевны Шапошниковой на встречах с Рериховскими организациями


Из Выступления Л.В. Шапошниковой на совещании Рериховских организаций 24 марта 1995 г.

«Учение Живой Этики является основой всей нашей деятельности. В то же время мы должны признать, что сами рериховские общества - это пока еще не та Община, о которой говорится в Учении, т.к. Община представляет собой нечто гораздо более серьезное. Она объединяет людей со сгармонизированными сознаниями, как об этом пишет Елена Ивановна Рерих. Такой сгармонизированности наши общества пока не достигли. Сейчас люди только начинают "открывать глаза" и видеть, что в мире есть и нечто иное, отличное от того, чему их учили.

Сегодня к Рериховскому движению примыкают люди с различным уровнем сознания, с различным качеством нравственной основы, с различным качеством образования.

Мы живем сейчас в то время, когда на смену старому мышлению и сознанию приходит новое. Мышление религиозное, свойственное Пятой Расе, начинает постепенно преобразовываться в научное. Поэтому Учение Живой Этики, в отличие от предыдущих, реализует себя не через религию, а через науку.

Однако, в самом Рериховском движении есть те, кто хотел бы превратить Живую Этику в религию, заменяя аргументацию цитатничеством. Таковая основа порождает всяких «учителей» внутри самого Рериховского движения. Скажем, люди недостаточно нравственные, но амбициозные, могут стать «учителями». Надо признать, что проблема «учительства» в нашем движении сегодня достаточно остра и болезненна.

Еще одна особенность Учения состоит в том, что оно использует жизнеспособную религиозную мысль, синтез которой с наукой найдет свое развитие в будущем. И люди, недостаточно глубоко изучившие Живую Этику, склонны абсолютизировать религиозную мысль, забывая о том научном видении, которое является основой нового Учения.

Что касается «болезней», связанных с неправильным пониманием Живой Этики, то можно, скажем, взять болезнь - «избранности». Прочел кто-то одну — две книги или все книги Учения сразу и все то, о чем в них сказано, обнаружил в себе в виде особых способностей. И голоса заговорили, и пророческие способности открылись, и появилось многое другое. Я бы сравнила такое изучение книг Живой Этики с рассказом Джером К. Джерома, где студент-медик идет в библиотеку и, читая медицинскую энциклопедию, находит в себе все болезни, кроме одной — воды в колене.

Однако, возвращаясь к рецидивам религиозного мышления, следует сказать, что оно, как правило, приводит к различным формам сектантства: к изоляции небольших групп людей, которые, будучи очень уверенны в себе, стараются обособиться от всей внешней жизни, бушующей за пределами этих групп. И Живая Этика, и Николай Константинович Рерих в своих очерках нам постоянно напоминают о необходимости быть в самой гуще жизни. А здесь явная попытка ухода, и по-человечески ее можно понять. «Там такое безобразие творится, а у нас здесь благолепие, песнопения, красивые слова…; ах, какие мы хорошие». На самом же деле позиция эта глубоко неверная. Если, скажем, вы живете в городе, где гибнет музей, где разрушаются памятники культуры, то требуются от настоящих рериховцев действия, а не красивые слова... Поэтому, какова Рериховская организация, можно определить не по тому, что она о себе думает, - думает она о себе, как правило, хорошо, - а по тому, что она сделала».

Еще один недостаток, свойственный Рериховскому движению — это отсутствие достаточного культурного уровня. А без него к рериховским проблемам подходить просто нельзя. К сожалению, многие не хотят поработать над собой. Ведь это долго и преодолевать что-то надо, ... Подобное невежество и бескультурье является причиной многих наших сегодняшних бед.

Что касается различных проблем объединения, то я не сторонник поспешных объединений. Прежде всего, нужно, чтобы в Обществах, наконец, научились сотрудничать друг с другом. Нам сейчас нужно не столько организационное объединение, сколько умение сотрудничать. Мы не можем объединять организации, которые не обрели это самое нужное качество. Нам необходимо это СОТРУДНИЧЕСТВО, т.к. именно оно и есть основа наших организационных достижений. В противном случае все сведется к политической борьбе за власть».

(Журнал "Мир Огненный", № 8).

  

Из Выступления Л.В. Шапошниковой на отчетно-перевыборном собрании в МЦР 12 октября 1996 г.

 «Я далека от мысли, что у нас наступит когда-то полная благодать. Она не наступит, потому что путь, по которому мы идем, это путь преодоления. Мы прекрасно понимаем, что нас ждет, но вместе с тем, я думаю, мы будем не только последовательно отстаивать рериховские идеи, но и стараться выполнить то, что нам было завещано вместе с наследием, которое передал Святослав Николаевич - создать уникальный Центр мирового значения…

Для всех: и для сотрудников Центра, и для рериховских организаций - сейчас стоит проблема научиться сотрудничать, научиться понимать другого человека, научиться его слушать и слышать. И это сотрудничество - одно из условий ликвидации той самости, при которой получается, что я - главный, я - учитель и т.д. Постепенно это уйдет, и те, кто поймет, как надо жить и работать, останутся в пространстве этой деятельности…

…Основная причина состоит в проявлениях невежества участников рериховского движения. У нас есть члены рериховских организаций, которые почти не читают Живой Этики, не читают произведений Н. Рериха, а только всё время слушают. Это очень опасный отрыв от книги. Ведь энергетический процесс чтения книги - это синтез, это сопереживание, это умение найти в информационном поле каждой книги свою эмоциональную струю. Если же мы, к примеру, возьмём телевидение или лекцию, то это просто вкладывание в вас какой-то информации. Здесь теряется значительная часть и вашего выбора, и самостоятельной работы с материалом. Чужая интерпретация никогда не заменит собственных усилий по осмыслению текста. Применительно к Учению отрыв от книги приводит к незнанию его фундаментальных основ...

Иногда общества называют себя рериховскими, а сами занимаются лишь медитацией и выяснением оккультных вопросов. А ведь в Живой Этике много раз предупреждается о том, чтобы прекратили медитацию, прекратили оккультные упражнения. Сейчас энергетическая ситуация другая. Для того, чтобы получить всякого рода способности, нужно просто работать. Работать! По-настоящему - и во имя Культуры, и во имя той же эволюции. Работая, мы повышаем наше сознание, наше мышление, наше умение.

В любом духовном движении, сколь бы качественно высоким оно ни было, всё равно будут те, кто извращает идеи учения. Возьмите христианское учение. Это удел духовного движения вообще. Но надо постараться в наших условиях хотя бы ликвидировать это невежество, избавиться от случайных людей, которых сейчас очень много. Ведь имя Рерихов становится модным, а раз стало людно, значит, надо думать о том, как действовать в этой ситуации. В 50-х годах Рихард Рудзитис жаловался Юрию Николаевичу на то, что членов Общества не признают, преследуют, и так далее. Юрий Николаевич сказал: "Ну что Вы плачете? Вы же заплачете тогда, когда всё будет разрешено, когда можно будет говорить, писать и читать!" Он был глубоко прав. И поскольку мы получили такую возможность, нам нужно подумать о том, чтобы рериховское движение было таковым в полном смысле этого слова. Может быть, совместная работа по приведению в порядок рериховского движения и будет тем самым сотрудничеством, которое сейчас необходимо для всех нас. И для самого движения, и для МЦР, потому что, так или иначе, существо нашей работы составляют те же идеи".

  (Журнал "Мир Огненный", № 12). 


Из Выступления Л.В. Шапошниковой на собрании Рериховских организаций 12 октября 1997 г.

 «Отмечу несколько проблем, на которые мне хотелось бы обратить ваше внимание. Первое — это новый этап нашей жизни. Этап, который связан со смертью старого и рождением нового МЦР. В чём это проявляется?

Вы, наверное, все помните письмо Святослава Николаевича Рериха 1989 года "Медлить нельзя", где приведены основные концептуальные положения.

Вы помните, что Святослав Николаевич употреблял несколько странное название "Центр-Музей". Тогда я всё удивлялась такому странному названию, но в ходе работы, которую мы вели, и в тех достижениях, которые сейчас у нас уже есть и которыми нам предстоит воспользоваться, стала ясной концепция "Центра-Музея". То есть, если раньше существовал МЦР со многими своими службами, а Музей был только частью этого, теперь, в связи с открытием Большого Музея и полным экспонированием наследия, как бы что-то перевернулось, и главным в этом Центре стал Музей. Он сейчас вобрал и втянул в себя всё. Это не значит, что нужно что-то отбрасывать, что-то делать новое, отнюдь, но нужно понять новую концептуальную идею. Музей стал неотъемлемой частью нашей работы. Если, предположим, мы когда-то могли без него обходиться, то теперь никто из нас обойтись без него не сможет. Музей стал действительно Центром не только здесь, в Москве, он становится и Центром в России. И вот это новое состояние требует иного подхода к ряду вопросов, которые мы часто обсуждали и пытались принять какие-то решения по ним...

Какие это вопросы? Я остановлюсь на двух из них. Первый — это проблема сотрудничества. Это очень хорошо — уметь сотрудничать. Большинство же рериховцев и людей, даже связанных с МЦР, этого не умеют. Каждый сам по себе. Каким образом можно исправить это положение?

Сотрудничество может идти только через работу и труд. Нет абстрактного сотрудничества. Никакими молитвами вы не вызовете сотрудничество, если не работаете и не трудитесь. Основа всех наших достижений, основа расширения нашего сознания - это труд. Ибо таков этот мир. Плотный физический  мир - мир рукотворчества, как пишут в Агни Йоге, и труд стоит во главе угла нашего творчества, наших свершений, нашего совершенствования и продвижения всего нашего мира.

Можно говорить много об этой стороне сотрудничества, но это ничего не будет стоить, если не будет понимания, по каким конкретным направлениям мы можем сотрудничать. Всё остальное будет чисто абстрактным. Мы каждый  раз  будем  соглашаться: "Хорошо  сотрудничать  —  прекрасная  вещь", и на этом всё будет оставаться; мы можем выносить резолюции, и всё снова останется на бумаге.

Я бы предложила сейчас два конкретных направления, которые могли бы послужить установлению сотрудничества и, в какой-то мере, быть будущей платформой объединения.

Какие это направления? Первое: у нас проходят конференции, симпозиумы, собрания — ведь одна из важнейших задач, которые ставит перед нами Живая Этика, - это научное осмысление прошлого человеческого опыта, который является, практически, в разных формах познания окружающей действительности.

Иногда бывают действительно хорошие, качественные доклады, и мы их слушаем. Но после конференции всё распадается. Люди, приехавшие из разных мест, не поддерживают отношений между собой и как-то обособленно существуют до следующей конференции. В конечном счёте, нам очень важно понимание того, что Агни Йога уже несёт в себе синтез искусства, религии и науки. И наша задача состоит в том, чтобы этот синтез не разорвать. Например, если читающий Агни Йогу человек обладает невысоким уровнем сознания, то он вычленяет из этого синтеза то, что ему подходит. Именно поэтому иногда последователи Агни Йоги начинают заниматься религиозными делами в полном смысле этого слова, и возникает обвинение в сектанстве. Причём, занимаются религиозными делами не в плане приверженности какой-то конкретной религии, какому-то учителю, а в том, что можно, перейдя каким-то образом рубикон труда, получить "что-то" — это и оккультизм в плохом смысле слова, и всякого рода "занятия", которые должны подтвердить, что ты "что-то можешь, ты способен и ты — избранный".

В Агни Йоге научная часть, искусство и религии — всё это слито воедино, и если мы вырываем что-то одно, то возникает искажение. Но время — есть категория историческая, и в этом историческом времени стержнем синтеза может быть наука. Научная деятельность, которая началась именно в МЦР, должна развиваться и продолжаться, и именно научная деятельность — есть одно из проявлений, одна из платформ нашего сотрудничества.

В Москве ещё очень мало учёных, которые занимаются непосредственно Живой Этикой, и занимаются в спокойном, нормальном плане. В то же время, по всей России, как мы наблюдаем на конференциях, "разбросаны" единицы, такие, я бы сказала, жемчужинки, вкрапления драгоценных камешков, людей, которые уже продвигаются в этом плане вперёд. Это те люди, которые участвуют в формировании нового планетарного мышления, в формировании новых подходов, о которых мы с вами так часто говорим. Объединение этих людей, их сотрудничество сейчас чрезвычайно важно. Общие рассуждения, цитирование Живой Этики — это не есть исследовательская работа, это есть попугайство. А вот людей, самостоятельно мыслящих — их очень немного в нашем пространстве. Значит, надо сделать так, чтобы они получили возможность СОТРУДНИЧЕСТВА; надо сделать так, чтобы эти люди встречались чаще, чем они встречаются сейчас. Это одно.

Второе: мы знаем о том, что нам всё время кто-то создаёт препятствия в работе: создаёт их церковь, создаёт государство, создают отдельные ведомства, и пр. Такие обстоятельства обусловлены тем, что всё новое пробивает себе путь в различных трудностях. Но здесь есть своя специфика: в стране имеет место попытка сформировать всё ту же тоталитарную идеологию, но уже под знаменем православной конфессии, не православия, как религии, а православной конфессии — церкви, и это очень опасно.

Отсюда и всё то, что направлено против истинного рериховского движения, истинного восприятия рериховских идей, которые есть одно из направлений формирования нового мышления. Это мышление опасно и идеологам старого государства (а они никуда не делись, они все здесь, мы видим тех же людей), и опасно церкви, которая тоже носит тоталитарный характер. Следует  подчеркнуть, что любая конфессия носит тоталитарный характер и старается расширить пространство своего влияния любой ценой. Это надо знать, и этому надо противостоять.

Мы знаем, что есть конкретные работы, конкретные люди, я назову вам дьякона Кураева, человека, который с такой же страстью проводил идеи марксизма-ленинизма, занимаясь на кафедре марксистско-ленинской философии, где был очень большим ортодоксом. Теперь он ортодокс на почве церковной.

Недавно целая группа представителей Подольского Культурного центра показала прекрасный пример единения и сотрудничества. В ответ на вышедшую в своё время в Киеве книгу "Путь Ариев", (думаю, некоторые из вас с ней знакомы), они издали брошюру "По следам пути Ариев" — очень умную, научно обоснованную и аргументированную. Вот так нужно защищаться! В этом "Пути Ариев" опять подверглось нападкам и было осквернено великое имя Рерихов. И не надо ждать, пока кто-то напишет или выступит вместо вас. А если не можете писать, попробуйте организовать это, ведь существует много путей для утверждения истины. А если мы будем молчать, то чего же мы стоим тогда, не умея защитить своего дела.

Такая работа тоже может служить очень крепкой платформой для сотрудничества. Сейчас мы переживаем такое время, когда защита тоже есть форма сотрудничества, защита тоже есть наша платформа. Если мы не будем защищаться сами, никто никогда за нас этого не сделает, и всё это может привести к довольно печальным итогам в рериховском движении.

Эти два направления имеют совершенно конкретные задачи. Сотрудничество не может быть абстрактным, ибо это со-трудничество, а не со-мыслие или со-гласие, а СО-ТРУДНИЧЕСТВО. Это самое трудное, через что проходит человек, достигая вершины.

И последнее. Значительная часть рериховских обществ не отвечает тем требованиям, которые должны быть предъявлены к ним. Значительная часть этих обществ не имеет представления о философских идеях Рерихов, о самих Рерихах, а если имеют, то крайне искажённые. Об этих искажениях можно привести некоторые примеры, связанные с МЦР.

За всё время своего существования МЦР постоянно подвергался нападкам со стороны других организаций и отдельных лиц. Некоторые считают, что причина всех трудностей — внедрившиеся в МЦР "тёмные" люди. Другие полагают, что причина состоит в том, что в МЦР не умеют работать. Вот всё это так происходит. Но тогда таким же образом можно подходить и к деятельности самих Рерихов.

Кто сказал, что самим Рерихам всё удавалось? Кто сказал, что на них не клеветали? Кто сказал, что им не мешали? Всё, что происходило с ними, было в сто раз сильнее, чем то, что происходило с МЦР. Мы шли уже по проторенному пути. Один процесс Хорша чего стоил, когда три любимых ученика Елены Ивановны и Николая Константиновича выступили против них в суде и развалили вновь созданный Музей! Разве поэтому нужно говорить, что Рерихи не истинные последователи тех Учителей, которых мы чтим?

Таких мифов очень много, и нам нужно брать сейчас не количеством, а качеством. Любое движение, в том числе и культурное, должно брать качеством. Если есть Рериховские организации, которые не могут работать, не осознают, что им делать - зачем они? Эти организации часто наносят вред, дискредитируя самих Рерихов теми оккультными «маневрами» и «акробатическими этюдами», которые часто практикуются у рериховцев. Есть газеты, которые нельзя называть рериховскими, потому что в них всегда искажённая, извращённая информация.

Очень важен вопрос об очищении. Конечно, и самоочищение должно быть, и самосовершенствование, потому что сейчас многие не понимают одного - очиститься коллективно нельзя. Есть такие моменты в человеческой психике, в человеческом духе, которые человек должен решить сам. Когда считается, что коллектив «пошел сплоченными рядами» к очищению, он, разумеется, никуда не дойдет. Так и рериховское движение: если мы начнем коллективно очищаться - то рериховское движение может погибнуть как культурное движение. И здесь возникают проблемы достаточно жёсткие и суровые. Вы помните, как Елена Ивановна была строга в отношении к людям, которые называли себя рериховцами, но не понимали, какой философии они следуют, как резко выступала добрая, мягкая, корректная Елена Ивановна. Мы находим эти вещи в её письмах. Она была бескомпромиссна в этом плане.

Если мы будем всё время идти на духовный компромисс, мы нанесём достаточно большой ущерб тому движению, которое было нами создано и которое, как говорится, иногда уходит в "боковые пути".

Я не хочу сказать, что все рериховские общества никуда не годятся, есть хорошие, нормальные, культурные рериховские общества, а есть вот такие "ополоумевшие", я другого слова не нахожу. Как правило, это люди крайне невежественные. Но ведь для того, чтобы принять Агни Йогу, нужен большой и сильный пласт собственной культуры. Только тогда будут понятны те этические моменты, о которых говорил Александр Арамович, и говорил очень хорошо. Но для этого нужна культура, а у нас даже в культуре поведения иногда возникают сплошные "проколы", не говоря уже об остальном. И когда всё сводится к одной философской системе, возникает то самое сектанство, в котором нас обвиняют.

Живая Этика — это результат развития мировой культуры, это результат многих слоев культуры, проходивших через века: и культуры восточной в первую очередь, и культуры западной. Там есть всё, но для понимания и осмысления нужно иметь этот самый культурный запас.

У нас рериховцы не любят читать, у нас рериховцы любят только слушать — вот эти птенчики раскрыли рты, им вложили (а иногда вкладывают неизвестно что), - они взглотнули и пошли...

Нужна система самообразования. Это тоже очень важно. Когда мы говорим: "Как распознать людей? Как понять — кто плох, а кто — хорош?", - не все над этим особенно задумываются. У нас половина "тёмных", половина "светлых", кто это решает - никому не известно, хотя есть иногда такие люди.

Итак, с какой точки зрения распознавать людей? Какой существует критерий? В Евангелии у Христа приведена удивительная фраза. Он говорит: «Я пришел в этот мир ради Отца Своего, и вы Меня не приняли, а придет другой - ради себя, во имя свое, и вы его примете». В этой фразе компактно и точно определено, как подходить к человеку. Если во имя Отца своего, то есть во имя общего дела приходит человек и делает это дело, тогда - это тот, с кем нам по пути. Когда же он приходит "во имя своё" — а в рериховском движении многие приходят "во имя своё" — это видно сразу. Я думаю, от таких людей просто надо освобождаться. Когда они придут "во имя Отца своего", тогда можно принимать опять, но всё это не происходит в течение одной жизни, это долгий вариант совершенствования. Пожалуй, это единственный критерий в определении. чего ты стоишь на этой грешной, трудной Земле: твоей духовности, и твоих подходов к этой духовности, и твоего уровня развития, и того расширенного сознания, которое несёт нам Живая Этика.

Если мы возьмём, предположим, современную традиционную науку, то там подход "во имя своё" очень процветает. Это когда нет никого выше себя самого: когда можно создавать и дублировать людей; когда можно пускать полностью в ход генную инженерию, когда можно говорить, что мы создадим искусственных людей, с искусственным интеллектом, и не нужно нам мучиться с родом человеческим — всё это недопустимые вещи.

Что касается проблемы самообразования, то она достаточно трудна, но если мы возьмёмся за неё сообща и так же наладим здесь сотрудничество, не впадая в крайности, которые были свойственны людям тоталитарного мышления, спокойно разберемся в ней, то придём к тому, чтобы помочь этим людям в первую очередь, повысить свой культурный уровень. Может быть, в этих рериховских организациях сначала создать ячейки или кружки самообразования, культурного просвещения, а потом уже говорить им об идеях Живой Этики. ...

Всем известно, что в Индии существуют Ашрамы, и в Ашрам так просто человека не возьмут; он должен пройти какие-то предварительные ступени самосовершенствования.  Это приходит только после того, когда уровень его духовного развития начинает соответствовать тем идеям, которые проповедует тот или иной Учитель. До этого — лишь только подход.

Это большая работа. Одной резолюцией или проектом такое дело не поднять. Это процесс, процесс творческий, процесс трудный, без которого не может существовать настоящее рериховское движение».

 (Журнал "Мир Огненный", № 15).

 

 Из Выступления Л.В. Шапошниковой на Круглом столе Рериховских организаци 8 октября 2000 г.

 «Сколько можно говорить о нем и сколько можно ничего для этого не делать? Какое может быть сотрудничество между организациями, когда нет сотрудничества внутри самих рериховских организаций. Я не буду приводить примеры — они всем знакомы. Много ли раз мы почувствовали плечо товарища? Много ли раз, сделав общую работу, мы подавили в себе желание сказать: это сделал я? И т.д.

Что касается популяризации Учения, то говорить об этом достаточно серьезно, по-моему, пока просто нельзя, так как большинство участников Рериховского движения не имеют общей культурной подготовки. А вне этого говорить о популяризации идей Учения невозможно. Ведь это серьезнейшая философия, за которой стоит огромнейший пласт мировой культуры.

Или возьмем проблему взаимоотношения церкви и рериховских обществ. Как только начинаются нападки на общества со стороны церкви, в МЦР бегут за  помощью:  как  нам  быть,  что  делать?   (Здесь  речь  не  идет  обо  всех рериховских организациях). В такой позиции проявляется отсутствие самостоятельности и ответственности. Ведь каждая организация находится в конкретных исторических условиях применительно к их региону: Москва — это одно, районный центр — это другое, небольшой город — третье. В этой ситуации не нужно искать широкую спину, за которую можно было бы спрятаться, а следует в первую очередь спросить себя; что я могу сделать, каким образом противостоять, какой выход из создавшегося положения я могу найти? Без должной воли и устремленности к победе, о которой сегодня здесь достаточно много говорили, эту проблему не решить. А победа дается нелегко и она, победа как таковая, никогда не существует долго. У нее есть одно довольно таинственное качество: если ею долго упиваться, то она уходит от нас и может смениться поражением.

Другая проблема, которая четко проявилась в пространстве Лиги защиты Культуры,  это неумение сотрудничать с другими культурными организациями. Когда в отделения Лиги стали втягиваться другие культурные организации, то рериховцы резко запротестовали. «Это наша Лига!» — сказали они. Такая позиция в корне неверна, так как рериховские идеи касаются общих и очень широких проблем культуры. Вне культуры, как таковой, вне ее материи, мы ничего не сможем сделать. При таком подходе мы останемся незначительным и весьма ограниченным движением, а уж о популяризации рериховских идей в этом случае и говорить не приходится. Сам МЦР держит четкое направление на сотрудничество с культурными организациями, об этом говорит уже сам перечень организаторов этой Конференции.

Другая проблема Рериховского движения — это враждебность внутри самого движения. К сожалению, существуют рериховские организации, которые к Рерихам не имеют никакого отношения, а только прикрываются этим именем и, как черви яблоко, выедают движение изнутри. Отсутствие у рериховцев ответственности проявляется и в этом случае. Это качество присуще не только Рериховскому движению, существует более глубокая причина, которая касается исторического развития нашей страны: тоталитарный период воспитал инфантилизм в людях. А инфантилизм — это отсутствие ответственности. И пройдет не одно поколение, пока эти качества не исчезнут. Но они не исчезают сами собой, это происходит в гуще жизни, когда человек идет навстречу событиям, а не бежит от них или отсиживается за чужими спинами. Николай Константинович писал о том, что никогда не старайтесь убежать от волны — она накроет вас, всегда идите ей навстречу.

Также хочу сказать, что в МЦР создана группа защиты от всевозможных нападений извне. Группа успешно работает, ею проведена юридическая экспертиза права церкви вмешиваться в работу культурных движений, кроме того, обнаружено, что государственные учреждения, несмотря на то, что церковь отделена от государства, используют ее внутрицерковные постановления   в   качестве  основания   для   государственных  решений,   что  говорит о полной юридической неграмотности государственных органов. (Так, например, вышедший в г. Иркутске справочник, говорит о Рериховском движении как о секте)…

Я очень надеюсь, что в последующие три дня мы успешно поработаем. И все наши речи и выступления будут поддержаны работой и нашими действиями, без которых само собой ничего не произойдет».

 

Журнал "Новая Эпоха" ("Мир Огненный"), № 25