РЕРИХИ И БЕЛАРУСЬ
сайт информационно-просветительской группы

Маньчжурская экспедиция
Общая информация Хронология Библиография Фотогалерея Картины Н.К. Рериха



ДЕНЬ АКАДЕМИКА Н.К.РЕРИХА в ШАНХАЕ

(”НАША ЗАРЯ", 10 сентября 1935 г.)

Встреча на вокзале. - Фрагменты биографии. - Экспедиция в Северном Китае. - На пути в Индию. - Поездка по городу. - Осмотр православных Храмов. - В студии худ.Лихоноса.

ВЧЕРА С ПЕКИНСКИМ ЭКСПРЕССОМ В ШАНХАЙ, НА ПУТИ В ИНДИЮ, ПРИ­БЫЛ ЗНАМЕНИТЫЙ РУССКИЙ ХУДОЖНИК И МЫСЛИТЕЛЬ АКАДЕМИК НИК.[ОЛАЙ] КОНСТ.[АНТИНОВИЧ] РЕРИХ ВМЕСТЕ С СВОИМ СЫНОМ, ВОСТОКО­ВЕДОМ ЮРИЕМ НИКОЛАЕВИЧЕМ.

Шанхай встретил Н.К.Рериха прекрасным, не жарким, радостным утром; экспресс подошел к дебаркадеру ровно в назначенное время, в 7.40.

Знаменитый художник путешествует нарочито без всякой помпы, и о его приезде заранее знали только два человека. Впрочем, “Американ Экспресс" известил по телеграфу местное отделение, и представитель этой компании также находился на вокзале.

Н.К. Рерих, бодрый и улыбающийся, точно путешествие нисколько его не утомило, выходит из вагона, и его приветствуют Л.В.Арнольдов и худ.[ожник] Я.Л.Лихонос, один из бывших учеников знаменитого художника.

Н.К.Рерих в легком дорожном пиджаке, в мягкой, тоже дорожной шляпе, его сын также одет в серое, по-дорожному, через плечо бинокль, на руке пусьер. Оба очень приветливы, у обоих румянец здоровья на щеках - видно, что недавние странствования по Монголии прекрасно сказались на их физическом состоянии.

Выносят из купе дорожные вещи, их много, среди кожаных чемоданов, саквояжей и дорожная аптечка.

-Доехали мы прекрасно, - говорит Н.К.Рерих встречающим. - В Шанхае я первый раз и, к сожалению, пробуду здесь только один день, завтра мы садимся на пароход и едем дальше.

Худ.[ожник] Лихонос просит своего прославленного учителя сделать ему честь, побывать на постройке Кафедрального Собора и посмотреть его работы.

- С удовольствием побываю в Соборе, - говорит Н.К., - давайте поедем туда после двух.

Потом, обращаясь к пишущему эти строки, говорит, улыбаясь:
Куда ни приезжаю, - а путешествовать приходится довольно много, - всюду встречаю своих учеников. На Балканах, в Лондоне, в Америке, в Китае, - везде теперь они живут и работают. Это очень приятно.

- Николай Константинович, вы все такой же, - говорит худ.[ожник] Лихонос, - только седой стали, но такое же молодое лицо, словно и не прошло двадцати лет с тех пор, что я вас видел в последний раз в Петербурге.

Н.К.Рсрих смеется. Спрашивает, скоро ли в Шанхай возвращается из Харбина Е.С.Кауфман? Многочисленный багаж уже погружен на тачки, и мы все двигаемся к выходу. Академик Рерих и его сын уезжают в Астор-Хауз.

* * *

21 сентября экспедиция Н.К.Рериха закончила свою работу в Северном Китае

Академик Н.К.Рерих получил из Китайской Академии Наук в Нанкине извещение о получении там пожертвованной нм картины ‘‘Гималаи”.

Н.К.Рерих остался очень доволен сотрудничеством известного китайского ботаника, члена Нанкинской Академии Наук д-ра Кенга, с которым намерен сохранить прочную связь для дальнейших совместных работ.

10 августа сего года министр земледелия Соед.[иненных] Штатов г.Генри А.Уоллес сделал в Вашингтоне заявление для печати, в ответ на различные сообщения противоречивого характера, что он считает необходимым указать, что академик Рерих был им приглашен возглавить специальную экспедицию для нахождения трав, которые противодействуют засухе и которые растут на окраинах пустыни Гоби, с целью планомерной борьбы с ростом пустынь в Соединенных Штатах, вызванным последними небывалыми засухами. Экспедиция работала в предгорьях Хингана, а затем на равнинах, граничащих с пустыней Гоби.

Академика Рериха в этой последней экспедиции сопровождали его сын Ю.Н.Рерих, известный востоковед и эксперт в области языков, сейчас специально занятый изучением языков Монголии, а также Г.Ж.Макмиллен и Ж.Л.Стивенс из “Бюро растительной индустрии”.

В Шанхае Академик Рерих мог пробыть всего один вчерашний день. Сегодня, в 11 часов утра, он отбывает в Индию, в Бомбей, на борту парохода “Президент Монборо".

В Астор-Хаузе Н.К.Рерих стоял в номере 311, куда вчера не прекращалось паломничество журналистов и всех тех, кто смог узнать о нахождении в Шанхае знаменитого гостя.

Мы будем в пути двадцать два дня, - говорит Н.К.Рерих представителю “Шанхайской Зари“. Из Бомбея мы двинемся в Лахор, из Лахора наш путь лежит к горам, по новой железной дороге до Печпанкота. Там мы садимся на автомобили и едем два дня уже среди гор. Гималаи будут становиться все круче, и мы пересядем на лошадей и будем подниматься до самого нашего Института. Чтобы вы легче могли представить себе, где находится наш Институт, укажу вам, что это на север от Симлы и за день до Тибетского перевала.

Мыслями Н.К.Рерих уже там, в далеких Гималаях, поэтому он только вкратце суммирует свои впечатления, вынесенные из Маньчжу-Го и из Северного Китая:
У вас только на днях все подробно было об этом написано. Вот только отметьте, что, вопреки измышлениям досужих шептунов, что главный монгольский князь Тэ-Ван якобы враждебно отнесся к нашей экспедиции, князь Тэ-Ван счел нужным опубликовать в тяньцзинской печати опровержение этого слуха. Отношение же китайских властей было в высшей степени доброжелательным. Внимание к нам властей мы чувствовали и во время пути из Пейпина, через Нанкин в Шанхай. Что же касается вообще злобствований, то я всегда был оптимистом и полагаю, что хотя силы зла и многочисленны и организованны, но они все же в меньшинстве и добро в конечном итоге всегда побеждает. Затем очень важен, как я называю, - “подбор ликов“. И вот, когда люди злобствуют, то этот их лик и открывает себя, личины спадают и вы, человек, против которого злобствование обращено, видите перед собою лик злобствующего, так сказать, разоблаченным. Нам отчасти было даже полезно это злобствование некоторых в адрес и экспедиции, и меня самого. Все надо в жизни испытать, все видеть. Больше всего ценю и в жизни делание, созидание полезного и сам всю мою жизнь стремился и стремлюсь работать на благо людей.

В номер к Н.К.Рериху стучится худ.[ожник] Л.В.Сквирский. Он делает несколько снимков со знаменитого художника и снимает также Ю.Н.Рериха. Потом академик Н.К.Рерих дает интервью представителю “Норд Чайна Дейли Ньюс”. После завтрака в Астор-Хаузе, в ответ на приглашение худ.[ожника] Сквирского. Н.К.Рерих и сопровождающие его лица посещают студию худ.[ожника] Сквирского. Академик Рерих очень заинтересовался новейшими работами этого шанхайского художника в области художественной фотографии.

Затем Н.К.Рерих побывал в Гонконг-Шанхайском Банке, где надо было разменять деньги на рупии. Здесь произошел следующий эпизод. Один из русских посетителей банка обратился к лицу, сопровождавшему Н.К.Рериха с вопросом, кто такой молодой господин, стоящий рядом с художником.
Сын академика Рериха, а что?
-  Какое поразительное сходство с покойным Государем в молодости!

Узнав об этом вопросе, Академик Рерих улыбнулся:
Представьте, очень часто моему сыну говорят то же самое. Мы были в Париже гостями княгини Ш. Княгиня попросила нас побыть в саду, пока она кончала туалет. Ее садовник, который прежде жил в России, кинулся к ней и, в страшном волнении, ей сообщил, что в ее сад прибыл... Русский Император. В Монголии в 1927 году в нашу юрту приходил монгол, говоривший по-русски и бывавший в Петербурге, который все просил мою жену открыться ему, сказать, что тот молодой человек, который нас сопровождает и которого мы, по его словам, выдаем за сына, есть в действительности Наследник Цесаревич.

В дальнейшем, Академик Н.К.Рерих, его сын Ю.Н.Рерих и другие лица поехали на Рю Корней посмотреть Св.Николаевскую Церковь, и затем, в сопровождении художника Я.Л.Лихоноса, Н.К.Рерих подробно осматривал строящийся Архиерейский Собор во имя Св.Архангела Гавриила.

Осматривая снаружи Собор, академик Рерих сказал художнику Лихоносу, что общий контур храма ему весьма нравится.
Осматривая внутри, наш знаменитый художник заметил, что для росписи Храма возможности открываются исключительные.
Далее, в беседе со строителями, академик Рерих подробно остановился на целом ряде деталей будущей внутренней отделки и давал свои авторитетные указания и советы по внутреннему убранству Храма.

В моей композиции в Церкви Св.Духа, - вспоминал Н.К.Рерих, - в центре росписи помещается Богоматерь на берегу “реки жизни”. Вокруг Нее - “великие небесные города”, охраняемые полками Ангелов. Молитвенно обращены к Богоматери сонмы святых. Выше - в верхнем плане - “шествие пророков, поклоняющихся Кресту”.

Потом Н.К.Рерих, когда разговор заходит об охране русских кладбищ на Дальнем Востоке и о создавшемся для осуществления этого в обществе в Порт-Артуре, вспоминает, что, как раз в самый день объявления Японией войны России, Государь Император и Великие Князья были на выставке худ.[ожника] Рериха.

Государь повелел приобрести все картины Н.К.Рериха. А вечером того же дня пришла срочная телеграмма о начале военных действий на Дальнем Востоке.

После осмотра Православных Храмов. Н.К.Рерих пил чай во Французском Клубе, и затем проехал в студию худ.[ожника] Я.Л.Лихоноса, в прошлом воспитанника Школы Имп. [ераторского] О[бщест]ва Поощрения Художеств в Петербурге, которой Академик Рерих руководил.

Знаменитый художник тепло обласкал своего бывшего ученика.

С большой похвалой он отозвался о работах худ.[ожника] Лихоноса по стеклу, долго рассматривал композиции Я.Л.Лихоноса и весьма лестно отозвался о целой серии последний этюдов худ.[ожника] Лихоноса, вывезенный им минувшим летом из Чифу.

Давая ряд технических поощрительных указаний, Н.К.Рерих сказал, что китайское небо требует особой трактовки для того, чтобы передать его своеобразную выразительность.

Знаменитому художнику понравились также картины Я.Л.Лихоноса из цикла китайских храмов, одобрил он также несколько эскизов к театральным декорациям и похвалил картину, изображающую лес.

-  Продолжайте работать дальше, - сказал Н.К.Рерих худ.[ожнику] Лихоносу, - вы на правильном пути.

Чтобы передать, как мастерски оценивает сразу, в нескольких словах, достоинства картины Академик Рерих, надо стенографически записывать, его меткие ремарки, иначе, в передаче чужими словами, эти ремарки теряют всю свою непередаваемую прелесть.

Художник Лихонос был глубоко взволнован и растроган вниманием своего знаменитого учителя.

Вечером, в Астор-Хаузе, Н.К.Рерих также принял целый ряд лиц. Сегодня утром ряд лиц собираются отправиться на “Президент Монро“, проводить Н.К.Рериха и его сына. Пароход отходит в 11 час.[ов] дня.

Когда вечером вчера весть о приезде в Шанхай Академика Рериха распространилась по городу, в редакционный телефон все время запрашивали, где остановился знаменитый гость и можно ли его повидать.

Общее впечатление от Н.К.Рериха, прежде всего определяется в словах, что он поражает своей моложавостью, несмотря на почтенные годы, и своей редкой бодростью: вчера, на протяжении двенадцати часов подряд, принимая целый ряд людей и передвигаясь из одного конца города в другой, Н.К.Рерих не имел буквально ни минуты отдыха и продолжал сохранять ту же жизнерадостность, приветливость, внимание и кипучую энергию, которые кажутся воистину необычайными.

Н.К.Рерих много работает, но ведет неизменно самый правильный образ жизни, рано ложится, рано встает, не есть мяса, и эта налаженность жизни дает ему возможность не только писать сотни полотен, но и книги, и отвечать на тысячи писем, стекающихся к нему со всех концов света.

В Индии, в Гималаях, Н.К.Рерих собирается пробыть не менее семи месяцев.