РЕРИХИ И БЕЛАРУСЬ
сайт информационно-просветительской группы

Маньчжурская экспедиция
Общая информация Хронология Библиография Фотогалерея Картины Н.К. Рериха



Дни русской культуры в Харбине до и после 1931г.*

Хохлов А.Н.

<….> «После поездки Н.К. Рериха с научной экспедицией в Барим и возвращения его в Харбин с богатой коллекцией сельскохозяйственных полевых растений, 5 сентября 1934 г. в гимназии им. Ф.М. Достоевского состоялось собрание харбинской общественности в связи с учреждением Комитета Пакта Рериха. Помимо членов семьи Рерихов (Николая Константиновича, Владимира Константиновича, проживавшего в Харбине, и Юрия Николаевича) в собрании приняли участие видные представители местного русского духовенства и российской интеллигенции, связанной службой на КВЖД и вузами. Среди последних особенно выделялись профессора Э.Э. Анерт (лично известный Вернадскому), Г.К. Гинс, Н.И. Никифоров, китаисты А.П. Хионин, Г.А. Софоклов и др.

В своём докладе перед харбинской общественностью Н.К. Рерих подробно осветил миротворческую деятельность своего музея в Нью-Йорке, который ещё летом 1929 г. предложил план международного сотрудничества в деле охраны памятников искусства. Рассказав о принципах поддержания международного мира ради сохранения сокровищ искусства и науки под «Знаменем мира» (в виде трёх шаров в середине круга на белом фоне), известный художник и общественный деятель в своей речи, в частности, заявил: «Ныне стало особенно необходимо принять немедленные меры [к тому], чтобы сохранить великолепное наследие нашего прошлого для славного потомства. И это может состояться только [в том случае], если все государства поручатся сохранять творения культуры, которые всё же по существу принадлежат не одной какой-либо нации, а всему миру».
 
В ходе обмена мнениями по докладу Н.К. Рериха с небольшой речью о значении Пакта Рериха выступил известный в Харбине журналист Всеволод Иванов, высказавший ряд соображений по поводу связей религии с искусством и особой роли творческой интеллигенции в жизни общества. Чтобы лучше представить характер выступления этого журналиста, достаточно обратиться к его нижеследующим выводам: «Религия, несмотря на все нападки, которые приходится слышать на неё, – есть реальное прикосновение к „мирам иным“, к мирам сущности. Оттуда, из этих горних миров исходит откровение, дающее человечеству новые перспективы, новые надежды, созидающие человеческую культуру».

После выборов руководящего состава учреждённого Комитета Пакта Рериха в Харбине в него вошли архиепископ Нестор (в качестве Почётного председателя), Н.Л. Гондатти (Председатель), Г.К. Гинс (его заместитель) и Владимир Константинович Рерих, принявший на себя обязанности секретаря.
 
Организационное заседание, посвящённое созданию в Харбине местного Комитета Пакта Рериха, позволило Юрию Николаевичу Рериху ближе познакомиться с харбинскими востоковедами, среди которых его наиболее привлекали знатоки китайского языка. О характере научных занятий Ю.Н. Рериха в Харбине позволяет судить, например, письмо китаиста И.Г. Баранова от 15 января 1935 г., адресованное акад. В.М. Алексееву. Сообщая о присуждении преподавателю китайского языка С.Н. Усову звания приват-доцента после прочтения им лекции о принципах учения «Ван-дао» – доктрины Маньчжоу-го о справедливом правителе (Пу И), И.Г. Баранов в том же письме поделился такими новостями в жизни Юридического факультета: «В первый семестр несколько интересных лекций по географии и истории Средней [Центральной] Азии, а также Тибета прочитал проф. [Ю.Н.] Рерих (сын художника [Н.К.] Рериха), директора Гималайского института. В настоящее время он и отец уехали в Пекин, а оттуда должны были направиться в Чахар (Внутреннюю Монголию) для ознакомления с ламаистскими монастырями. Рерих-сын увлекается тибетской медициной и собирает лекарственные травы, а также тибетскую и монгольскую литературу о лечении болезней. Месяца через два путешественники намеревались снова быть в Харбине. Рерих-сын, кажется, приступил к изучению китайского разговорного языка. Деньги у них – американские. В этом отношении они редкие счастливые люди, потому что теперь здесь замечается всеобщее обеднение. Люди принуждены более работать из-за хлеба насущного, чем работать для чистой науки.

О том, что Ю.Н. Рерих интересовался китайским языком, может служить сохранившийся в его личной библиотеке «Новейший китайско-русский словарь», составленный известным востоковедом А.П. Хиониным и изданный на средства КВЖД в Харбине в двух томах в 1928 и 1930 гг. Над предисловием к первому тому, в правом углу листа имеется оставленный чёрными чернилами автограф составителя словаря: «Ю.Н. Рериху на добрую память от автора. Ал. Хионин. 4 июня 1934 г.»

 

_______________________

* Хохлов А.Н. Дни русской культуры в Харбине до и после 1931г. // Общество и государство в Китае. Т. XLIV, ч. 2 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2014. – 900 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 15 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 222-238