РЕРИХИ И БЕЛАРУСЬ
сайт информационно-просветительской группы

Маньчжурская экспедиция
Общая информация Хронология Библиография Фотогалерея Картины Н.К. Рериха


АКАД.Н.К.РЕРИХ ВЕРНУЛСЯ ИЗ ЭКСПЕДИЦИИ

("НАША ЗАРЯ"  вторник 10-го сентября 1935 года № 2322)

Наша беседа

От собственного корреспондента изд."3аря" в Пекине.

В прошлую субботу наш корреспондент был принят возвратившимся в Пекин из экспедиции в пустыню Гоби академиком Н.К.Рерихом, согласившимся поделиться своими мыслями, как всегда яркими и красочными, с читателями “Зари” по поводу того, что было сделано возглавляемой им экспедицией за несколько месяцев пребывания “в ноле”, как говорят американцы.

Уже много лет тому назад нашим маститым соотечественником были созданы картины, имевшие содержанием значение целебных и полевых трав. Еще в России были написаны “Знахарка'’ и "Ункрада" - и та и другая по цветочным новгородским холмам собирали полезные целительные травы. Затем был написан “Св.Пантелеймон Целитель", ходивший по безбрежным увалам и степям в поисках целения человечества. Три года тому назад был написан "Гуру Чарака" - знаменитый аюрведический врач, о котором в древнейших писаниях Индии упомянуто так значительно. Если две первых картины остались в России, то “Святой Пантелеймон" - в Нью-Йоркском музее, а "Гуру Чарака" - в особом зале музея Бенареса.

Так уже давно предвиделось то, что теперь произошло воочию. Также точно, как произошли предвоенные картины, так же предчувствовалось и о делении полезными травами. “Да процветут пустыни’’ являлось давнею мечтою, а сейчас удалось вложить свою лепту и в эту чашу, так нужную для человечества.
***
- Монгольская поездка, - начал свою беседу акад.Н.К.Рсрих, - сложилась очень удачно.

Перед нами оказались именно нужные районы, граничащие с Алашаньскими песками. Поучительно было видеть, насколько приспособившаяся растительность могла противо­стоять губительному движению барханов и представить собою, кроме сильного задержи­вающего барьера, еще и полезную пищу для скота.

Приятно видеть, насколько в настоящее время находятся в хорошем теле табуны и стада монгольские. Иные кони тучны - словно бы из самой холеной конюшни. А ведь они не видят особого зерна и питаются всецело степными травами. Несомненно, что многие из подобных трав хотя и имеют аналогии в других частях света, но своеобразно приспо­собились к местному суровому климату. Веками они научились противостоять засухам и зною, а также сильнейшим вихрям и морозам, иногда бесснежной зиме.

Конечно, семена этих трав и растений сохранят в себе накопленные веками особенности и представят из себя новую защиту беспощадно надвигающимся пескам в некоторых районах Америки. Не будем предвосхищать перечисления полезных трав, которые сделаны в особых докладах. Интересно отметить, что хотя травы и не так разнообразны, как в некоторых других менее песчаных районах, но зато вы ясно видите происшедший отбор наиболее жизнеспособных произрастаний. Любопытно наблюдать, как одна из самых полезно применимых трав - агропирон иногда растет на совершенно безводных каменисто-песчаных склонах. При этом корни этой травы делаются необыкновенно длинными и прочно сидя­щими. Вообще некоторые из здешних растений до такой степени прочно внедряются в каменистый грунт и оседают между расщелинами скал, что требуют большое физическое усилие и особо острые инструменты, чтобы отделить их.

Такое естественное приспособление доказывает, что и на новых местах те же особенности могут быть сохранены. Для того же, чтобы облегчить это приспособление - взяты образцы почв, которые могут помочь первым росткам освоиться с новыми местами. В записных листах “Да процветут пустыни" уже не раз указывалось, насколько насущным сделался за последние годы вопрос о засухах.

С одной стороны, где-то происходят небывалые местные наводнения, а с другой стороны, даже в неожиданно ближайших к ним районах происходит жгучая губительная засуха.

В этих несоответствиях работали и руки человеческие, которые по прискорбному неведению оголяли почву, уничтожая леса, и держали в небрежении речные системы. Известный ученый аббат Лиссан доказывает, что уже в течение неолита люди приложили свои старания к уничтожению лесов в Средней Азии. Еще и теперь в раскопках находятся мощные пни и корни, и кое-где еще пытаются произрастать вязы-карагачи. Стада, в особенности козы и овцы, являются большими вредителями для лесонасаждений. И в гималайских местностях нам приходилось убеждаться, насколько правительству приходится употреблять меры для упорядочения горных пастбищ. Каждый срубивший или обезобра­зивший дерево не чувствует свою ответственность перед страною и всею природою. Между тем он должен бы возместить этот ущерб по крайней мере насаждением десяти деревьев, вместо одного поврежденного. Так же оставались в небрежении реки. В песках средне-азийских можно подчас слышать шум подземного потока. В далекие времена эти местности, как свидетельствуют раскопки, а также добросовестные описания древних китайских путешественников, были цветущими.

Свен Гедин правильно еще недавно указывал, что безводные пустыни могли бы быть обращены в цветущие сады.

Мы сами убеждались, как жердь, воткнутая в забор или брошенный картофель и горох быстро произрастали в так называемом песке. Поистине, лесовые и вулканические породы Средней Азии представляют из себя плодороднейшую почву.

Эти сведения о возможности местного плодородия подтверждаются богатыми сартскими плодовыми садами Туркестана и китайскими огородами и полями на окраинах Монголии. Нетронутость целинных степей Монгольских позволяет делать многие благожелательные заключения.

Очень приятно подчеркнуть то дружелюбное отношение, которое мы встретили повсюду, со стороны как китайских, так и монгольских властей.

В газетах мелькнуло неизвестно кем измышленное сообщение о каких-то недоразумениях с монголами. Мы удивлялись, откуда такая злостная выдумка могла зародиться, ибо во все время мы ничего недружелюбного не ощущали. Наоборот, как среди народа, так и среди властей оказывалось и гостеприимство, и содействие.

За все время никаких неприятных встреч не происходило.

Кроме собирания гербария и большого количества семян засухостойких трав Юрий Рерих имел возможность беседовать с бурятскими и монгольскими ламами-врачами, а также приобрести несколько полезных, для изучения местной медицины, монгольских книг.

По газетным сведениям мы узнали несколько приятных для нас сообщений о трудах почетного советника наших учреждений доктора Рида.

От души приветствую работы этого широкомыслящего ученого, который, исследуя древние фармакопеи Китая, уже нашел многое приложимое и для новейшей современной науки.

Мне это тем более приятно, что подтверждает мои давнишние соображения о том, насколько многое полезное должно быть сохранено в многовековых старинных наблю­дениях.

Конечно, это не значит, что старинные фармакопеи могут быть дословно применяемы.

Ведь многое в них отмечено в чуждых нас своеобразных и символических выражениях, а кроме того для многих современных нам понятий не находилось выразительных экви­валентов.

Но во всяком случае многие самоновейшие открытия, как, например, в области витаминов и целебности животных веществ, вполне отвечают забытым стариннейшим умозаключениям. Потому имеет большое значение отнестись с полной внимательностью к старинным наблю­дениям.

Вообще, если бы только в наши дни больше применялось благожелательство, доверие и беспристрастное изучение. Пора отрешиться от предрассудков во всем их парализующем значении.

Хотелось бы послать сердечный привет всем, кто помогал нам за время нынешней экспедиции.

Будем надеяться, что наш привет и доброе пожелание дойдут до всех благожелавших и в Пекине, и в Калгане, и по всем посещенным монгольским хошунам.

Результаты удачные, тем ценнее помощь прямая и косвенная, оказанная по пути.

Шлем привет и нашим китайским ученым и сотрудникам, из которых член Китайской Академии Наук доктор Кенг явился не только временным сотрудником, но и сохранились с ним связи на доброе будущее.

Привет и сердечное спасибо всем помогавшим.

Работы по экспедиции, по тем же заданиям, будут продолжены и в других местностях за горами, за морями. И оттуда мы пошлем привет Китаю и Монголии, давшим нам так много ценных наблюдений.

На этом, пока что, закончилась наша первая беседа с акад.[емиком] Н.К.Рерихом, чувствующим себя бодрым, здоровым и полным сил для продолжения начатого им дела.

Выглядит он несколько похудевшим, загорел и, как и всегда, полон самых радужных надежд на светлое будущее человеческой культуры, которая везде и во все времена, по его глубокому убеждению, превыше всего.

Такой же твердой верой в незыблемость культурных основ выражены и все его сотрудники по экспедиции, с гордостью показавшие нашему корреспонденту монографию на монгольском языке, изданную и посвященную акад.[емику] Н.К.Рериху в дни его пребывания в пустыне Гоби.

А.МИРОСТРАНЦЕВ