Общая информация
Маньчжурская экспедиция
Общая информация Хронология Библиография Фотогалерея Картины Н.К. Рериха




С сайта МЦР

Переписка Ю.Н. Рериха и И.В. Козлова Переписка Ю.Н. Рериха и И.В. Козлова

Страницы Маньчжурской экспедиции

Переписка Ю.Н. Рериха и И.В. Козлова*

Выдающийся востоковед Юрий Николаевич Рерих, 110-летие которого мы отмечаем в 2012 году, был универсальным ученым – филологом, историком, этнологом. Он участвовал в двух экспедициях Н.К. Рериха – Центрально-Азиатской (1924–1928) и Маньчжурской (1934–1935). Кроме этого, он занимался науками, весьма далекими от востоковедения, в том числе ботаникой.

Гималайский институт научных исследований «Урусвати», созданный после Центрально-Азиатской экспедиции, состоял из двух основных отделов – ботанического и этнолого-лингвистического. Как директор института Ю.Н. Рерих руководил ботаническими и зоологическими экспедициями в различные районы долины Кулу, в Лахул, Бешар, Кангру, Лахор, Ладак и в другие места, а также экспедицией по изучению космических лучей в высокогорных условиях. Были установлены тесные научные связи с Мичиганским университетом, Ботаническим садом Нью-Йорка, Гарвардским университетом, Национальным музеем естественной истории в Париже. Этим учреждениям были переданы гербарии местной флоры, орнитологические и зоологические коллекции.

Николай Константинович и Юрий Николаевич Рерихи. 1934–1935 гг.

В число первоочередных задач второй, Маньчжурской, экспедиции входил поиск засухоустойчивых растений для Департамента земледелия США, в то время решавшего задачу прекращения эрозии почв. Вокруг этой экспедиции было много мифов и политических трений, о которых уже писалось[1]. С геоботанической точки зрения экспедиция была организована очень грамотно. На поверхности земного шара выделяют шесть флористических царств. Для каждого из них характерна своя флора, то есть свой специфический набор видов и родов растений. Самое большое флористическое царство – голарктическое – охватывает всю Европу, северную внетропическую Африку, всю внетропическую Азию и почти всю Северную Америку. Несмотря на то что североамериканская часть этой огромной территории отделена от евроазиатской, их флоры имеют общее происхождение. Основу чрезвычайно богатой и своеобразной растительности Восточно-Азиатской области составляет китайская реликтовая флора[2]. Ее виды потенциально были способны прижиться «на периферии» того же флористического царства – в Штатах. Поэтому экспедиция, отправившаяся в Китай в поисках новых видов, имела реальные шансы на успех.

Маршрут Маньчжурской экспедиции. 1934–1935 гг.

Экспедиция проделала огромную научно-исследовательскую работу. Ее членами было изучено свыше трехсот видов растений, пригодных для борьбы с эрозией почвы. В США было послано около 2000 посылок с семенами[3]. Гербарные сборы и исследования материалов древних манускриптов, проведенные во время экспедиции и при дальнейшей работе Института «Урусвати», послужили основой для важных сводок по флоре Тибетского нагорья и тибетских лекарственных растений[4]. Экспедицией было открыто несколько новых видов растений, в частности, в степях Внутренней Монголии был обнаружен новый злак, названный Agropirum (Agropyron) mongolicum.

Первая часть маршрута пролегала в Маньчжурии (Баргинское плато и Хинганские горы), вторая – во Внутренней Монголии. Между полевыми сезонами был этап камеральных работ в Пекине. Собранный в Барге гербарий был направлен для описания и классификации Иннокентию Валерьяновичу Козлову (1898–1984), ученику ботаника Тараса Петровича Гордеева, принимавшего участие в первом полевом сезоне.

О Козлове известно не так много. В 1918 году он окончил реальное училище в Никольске-Уссурийском. В юношеские годы заинтересовался ботаникой благодаря одному из основателей Южно-Уссурийского отделения Русского Географического общества, члену Агрономических совещаний при генерал-губернаторе Приамурского края агроному Тарасу Петровичу Гордееву, преподававшему в реальном училище и некоторое время жившему на квартире у родителей Козлова. Планы восемнадцатилетнего студента были грандиозными. «У меня есть желание написать следующие труды: “Покров Уссурийской тайги”, “Болотная формация растений Южно-Уссурийского края”, “Лекарственные растения, употребляемые местными жителями и инородцами”»[5], – писал он известному ученому Владимиру Леонтьевичу Комарову, для которого впоследствии, летом 1917 года, собирал гербарий в окрестностях Поворотного маяка на Дальнем Востоке. (Это сотрудничество не прервалось и после эмиграции Козлова – в 1926 году В.Л. Комаров опубликовал одну из его статей в «Известиях Главного ботанического сада СССР»[6].)

По окончании учебы И.В. Козлов был служащим Управления земледелия и государственных земель и в 1921 г. состоял в Обществе изучения Амурского края (ОИАК) во Владивостоке, разбирал и определял растения, собранные им в районе Самарги. Он был одним из дарителей музея ОИАК. В апреле 1922 г. участвовал в Первом съезде по изучению Уссурийского края в естественно-историческом отношении, который был организован в г. Никольск-Уссурийский Южно-Уссурийским отделением РГО.

В октябре 1922 года из Владивостока в Шанхай, а оттуда в Харбин уезжает Т.П. Гордеев[7], вместе с ним покинул Родину и И.В. Козлов. В эмиграции Козлов был сотрудником опытного поля на станции Эхо, затем жил в Харбине, где работал в Земельном отделе КВЖД и Северо-Маньчжурском ботаническом саду, участвовал в деятельности Общества изучения Маньчжурскою края, занимался сбором и систематизацией гербария ОИМК[8], являлся членом-учредителем Клуба естествознания и географии[9]. После японской оккупации Харбина Козлов уехал в Тяньцзинь, где работал в Музее Хуан-хе Бай-хе (Hoangho Paiho), созданном в 1914 году французским иезуитом и естествоиспытателем Эмилем Лисаном (Emile Licent, 1876–1952). Музей, название которого в переводе с китайского обозначает «музей Черной и Белой рек» (среди китайцев он известен как Beijiang Museum)[10], имел по тем временам богатейшие коллекции, собранные в различных регионах Северного и Центрального Китая. И.В. Козлов занимался описанием его гербариев[11].

Позже И.В. Козлов участвовал в работе Института изучения культурного развития Особого района восточных провинций, организованного в 1931 году[12] вместо закрытого китайцами в 1929 году Общества изучения Маньчжурского края, и в научном кружке, который в Тяньцзине пытался создать историк и краевед И.И. Серебренников тоже в 1931 году. В кружок входили зоолог Б.П. Яковлев, геолог П.А. Павлов и антрополог Г.П. Кожеуров. Однако, просуществовав около двух месяцев, кружок вскоре распался.

Закончив работу над упорядочением ботанической коллекции музея в Тяньцзине в 1936 г., И.В. Козлов стал преподавателем в Первой Российской гимназии. Вот что он пишет об этом А.С. Лукашкину в письме от 10 декабря 1967 г.: «Я преподавал природоведение с практическим уклоном. Практические занятия: опыты, изготовление моделей из папье-маше и дерева, школьный садик, экскурсии и обработка собранных материалов. Результат: аквариум, террариум, клетки с малыми животными, гербарий, черчение и рисование таблиц, устройство выставок с ученическими работами в 1937, 1938, 1939 г.г.»[13].

Участники заседания в Клубе естествознания и географии ХСМЛ по случаю приезда французских ученых Э. Лисана и П. Тейард де Шардена. В первом ряду сидят (слева направо): А.С. Лукашкин, Б.П. Яковлев,В.В. Поносов, Эмиль Лисан, во втором ряду – А.И. Галич и господин Коркоран (Corcoran) (старший секретарь ХСМЛ). Стоят (слева направо): П.А. Павлов, В.Н. Жернаков, И.В. Козлов, Д.С. Каргалов и два местных гостя. Харбин, 2 июня 1929 г. Фото из архива Музея русской культуры в Сан-Франциско, личный архив А.С. Лукашкина (Ф. 3. Оп. 2)

В 1939 г. Козлов переехал в Шанхай, устроился в музей Heude[14], был председателем Общества естествоведения в Шанхае. В дальнейшем через остров Тубабао эмигрировал в США[15], преподавал в гимназии в Сиэтле[16], затем осел в Сан-Франциско. Уже живя в Сан-Франциско, отдал дань уважения своему учителю, написав статью о его жизни и деятельности к 90-летнему юбилею[17]. За свою долгую жизнь Козлов опубликовал множество научных и научно-популярных работ о природе Приморья, Маньчжурии и США[18].

Вернемся в 1935 год. Работая над гербарием Маньчжурской экспедиции, Козлов параллельно предлагает Ю.Н. Рериху свои научные проекты, требующие определенных затрат, на которые вряд ли пойдет Департамент земледелия США. Вопрос о деньгах возникает почти в каждом письме, что неудивительно – зарплаты сотрудников Тяньцзинского музея были очень небольшими, около 100 китайских долларов в месяц[19]. Козлов продал Рерихам свой Калганский гербарий (260 образцов с приложенными к гербарным листам 47 образцами почв)[20], который он оценил в 180–150 китайских долларов, в результате остановились на 159.

Письма Козлова изобилуют латинскими названиями растений, специфической ботанической проблематикой – заметно, что в Ю.Н. Рерихе он видит профессионального собеседника. Это не случайно. Получив описания гербариев, Ю.Н. Рерих по результатам исследований отсылал научные отчеты в Департамент земледелия США и, что чрезвычайно важно, работал над составлением карты различных растительных зон Внутренней Монголии. Как писал он сам, «эта карта будет основываться на совершенно новом материале, собранном в ходе настоящей экспедиции. Фотоотпечатки будут отправлены вместе с докладом»[21].

Заканчивая второй полевой сезон, Ю.Н. Рерих пишет в Департамент: «К настоящему письму я прикладываю перечень семенного материала, собранного в Центральной Монголии. №№123, 124, 125, отмеченные в списке как Oryzopsis, оказались Timouria Sapozhnikovi, обнаруженными в 1915 году в горах Тянь-Шаня. Ранее не было известно, что эта трава произрастает во Внутренней Монголии. Полевые этикетки, относящиеся к систематическому гербарию, были посланы на Ваше имя заказным письмом. Каждый экземпляр имеет бирку с номером, соответствующим номеру этикетки. Отдельным пакетом я посылаю перечень растений, собранных доктором Козловым из Тяньцзинского Музея в Чахаре»[22].

Полевой сезон во Внутренней Монголии завершился новыми открытиями. Нанкинский ботаник доктор Кенг через три года опубликовал статью, где упомянул несколько новых видов растений, один из которых, новый вид ковыля, был назван в честь руководителя экспедиции Stipa roerichii [23] (синоним Stipa nakaii).

К сожалению, в Отделе рукописей МЦР хранится только два письма Ю.Н. Рериха к Козлову (они уже были опубликованы в двухтомнике писем Юрия Николаевича, вышедшем в 2002 году) и не все письма Козлова к Ю.Н. Рериху (Ф. 1. Оп. 4. № 473). Но и то, что есть, представляет одну из ценных страниц Маньчжурской экспедиции и отражает яркую грань научного и организаторского таланта Ю.Н. Рериха. Орфография и пунктуация публикуемых писем по возможности приведены к современным нормам, подчеркивания и латинские названия растений обозначены курсивом.


О.А. Лавренова


Автор выражает сердечную признательность за помощь в поиске материалов по биографии И.В. Козлова Евгению Шергалину, куратору Треста всемирного наследия соколиной охоты (Falconry Heritage Trust) (Уэльс), члену ЦС Мензбировского орнитологического общества и члену ЦС Союза охраны птиц России, исследователю истории естествознания на Дальнем Востоке, и Иву Франкьену, сотруднику Музея русской культуры в Сан-Франциско (США).



1 См.: Лавренова О.А. Маньчжурская экспедиция Н.К. Рериха // Юбилейные рериховские чтения. М.: МЦР, 2000. С. 210–229;Лавренова О.А. В поисках Новой Страны // Защитим имя и наследие Рерихов. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2001. С. 594–615, и др.

2 Богомолов Л.А., Судакова С.С. Общее землеведение. М., 1971. C. 171.

3 Беликов П.Ф. Последняя научно-исследовательская экспедиция Н.К. Рериха // Рериховские чтения, 1976 г. Новосибирск, 1976. С. 95.

4 Ефремов Ю.К. Н.К. Рерих и география. (К 85-летию со дня рождения) // Вопросы географии. № 50. М.,1960. С. 255.

5 Козлов И.В. Письмо В.Л. Комарову от 27.05.1916. Архив РАН. Ф. 277. Оп. 4. № 741.

6 Козлов И.В. Растительность района верхней части бассейна реки Майхе в Маньчжурии // Известия Главного ботанического сада СССР. Т. 35, вып. 1. 1926.

7 Хисамутдинов А.А. Общество изучения Амурского края. События и люди. Владивосток: Издательство ВГУЭС, 2004. С. 148

8 Дело о его разборке гербария Общества изучения Маньчжурского края хранится в архиве А.С. Лукашкина в Музее русской культуры в Сан-Франциско. Ф. 3. Оп. 2. Коробка 23. Папка 19.

9 Козлов И.В. Письмо В.Л. Комарову от 26.06.1926. Архив РАН. Ф. 277. Оп. 4. № 741.

10 С 1952 г. – Тяньцзинский музей натуральной истории (Tianjin Natural History Museum).

11 Kozlov I. Herbier du Musée Hoangho Paiho. Renonculacées. Publications du Musée Hoangho Paiho Tien Tsin 22. 1933. Р. 1–43.

12 Кузнецова Т.В. Русская книга в Китае (1917–1949). Хабаровск, 2003. С. 20.

13 Архив А.С. Лукашкина. Музей русской культуры в Сан-Франциско (США). Ф. 3. Оп. 2. Коробка 23. Папка 19.

14 Музей естественной истории, созданный в 1868 году французским миссионером P.M. Heude.

15 Хисамутдинов А.А. Общество изучения Амурского края. События и люди. С. 150.

16 Биобиблиографический словарь по естественным наукам. 2011.

17 Козлов И. Деятельность Т.П. Гордеева в Приморской области. К девяностолетию со дня рождения // Русская жизнь. Сан-Франциско, 24 февр. 1965.

18 Козлов И.В. Маньчжурская тускарора или цицания широколистная. Харбин, 1926. (О-во изучения Маньчжур. края. Секция естествознания); Козлов И.В. Растительность района верхней части бассейна реки Майхе в Маньчжурии. Харбин, 1926. (Отд. отт. из «Известий Главного ботанического сада», т. 35, вып. 1); Козлов И.В. Список первой коллекции мхов из Северной Маньчжурии. Харбин, 1934. (Отд. отт. из «Ежегодника Клуба естествознания и географии ХСМЛ», т. 1 (1933)); Koslov I. Etudes sur les plantes du Nord de la Chine: Eriochloa – Tien Tsin: Mission de Sien Hsien, 1933. (Publications du Musée Hoang ho Pai ho de Tien Tsin, No. 18); Kozlov, I.Herbier du Musée Hoang ho Pai ho: Renonculacées. Tien Tsin: Mission de Sien Hsien, 1933. (Publications du Musée Hoang ho Pai ho de Tien Tsin, No. 22); Kozloff, I.V. Genus Nitraria (Fam. Zygophyllaceae). Tokyo, 1939. (Reprint from «The Journal of Japanese Botany», Vol. XV, No. 3); Kozloff, I.V. Notes on the Plants Collected by Mr. Arthur de C. Sowerby in Eastern China. Chang-hai: Université L’Aurore, 1950. (Musée Heude. Notes de Botanique chinoise, No. 10, Février 1950) и др.

19 См.: Франкьен Ив, Шергалин Е.Э. Орнитолог Борис Павлович Яковлев (1881–1947) – первый директор Музея Общества изучения Маньчжурского края (ОИМК). Сайт Союза охраны птиц России. http://www.rbcu.ru/

20 Рерих Ю.Н. Письма в 2 т. Т. 2. М., МЦР, Мастер-Банк, 2002. С. 94.

21 Там же. С. 305.

22 Там же.

23 Ceng Yi Li. New Grasses from Peling Miao, Sujuan Province, China // Journal of the Washington Academy of Sciences 28. 1938. P. 307.


Ю.Н. Рерих и И.В. Козлов. 
Переписка (1935)

И.В. Козлов – Ю.Н. Рериху

8.III.1935 г. 
46. А., Poppe road, 
Ex. Russian Concession, Tientsin

М[илостивый] Г[осударь] г. Ю.Н. Рерих!

Я получил Ваше письмо от 6.III.35 г. и отвечаю на него.

На определение Баргинского гербария, я думаю, потребуется приблизительно 100 часов, т.к. эта работа сверхурочная, то я считаю, что 75 cen[t] за час будет правильной оценкой.

Калганские сборы содержат:

1) около 150 видов в гербарии, каждый вид собран в 1–3 экземплярах. В гербарии все растения этикированы (дата и местность).

2) 10 почвенных образцов. Они этикированы.

3) 52 образца горных пород, среди которых имеется: порфир с вкрапленными в нем кусочками лунного камня (полевой шпат пригоден для огранки), базальтовая лава, кремнистый сланец, разрушенный порфир, порфир с вкраплением железа и лунного камня, желтая и красная яшма, охристый известняк, гранит с охрой, в гранит вкраплен амазонский камень в контакте с порфиром, полуразрушенный полевой шпат и полукаолин[1], известняк, контакт изверженных пород с известняками, кремнистый сланец со включением авгита или роговой обманки, пагодит со включением орлеца, изливания базальта на финляндский гранит, мелафил[2] – миндалевидный камень, разрушенный гранит типа финляндского «Рапакиви» – гнилой камень[3] и боксит (алюминиевая руда). Мне желательно было бы получить за калганские сборы то, что затрачено мною на поездку в этот район. Она мне обошлась в 180 местных долларов.

Уважающий Вас,

И. Козлов


Ю.Н. Рерих – И.В. Козлову

14 марта 1935 г., Пекин

Милостивый Государь г-н Козлов.

Спасибо за Ваше письмо от 8 марта.

Принимаем Ваше предложение относительно нашего Баргинского гербария. Деньги высылаем через банк. Определение этого материала носит спешный характер, т[ак] к[ак] в Харбине обработка гербария затянулась, а нам необходимо сдать весь гербарный материал в Министерство земледелия в Вашингтоне. Потому буду просить Вас окончить обработку гербария возможно скорее.

По всей вероятности, из Харбина Вам присланы дубликаты, и Вам придется сообщить результаты Ваших определений Тарасу Петровичу[4] письменно, не ожидая оказии.

Относительно же Ваших Калганских сборов, мы были бы заинтересованы в гербарии, а также в почвенных образцах. Коллекция образцов горных пород нас не интересует. Не согласились бы Вы гербарий и почвенные образцы продать отдельно от минералогической части, и если да, то какова Ваша оценка?

Относительно гербарного материала, не откажите, если возможно, отметить засухостойкие виды, заключенные Вами в собранном гербарии. Ввиду спешности нашего отъезда прошу незамедлительно сообщить мне Ваш ответ.

В случае же, если Вы согласны на продажу гербарных и почвенных образцов отдельно от минералогической части, то хорошо было бы доставить эту коллекцию в Пекин в один из ближайших дней. В этом случае мы готовы были бы уплатить Ваш проезд в Пекин и обратно.

В ожидании Вашего ответа, остаюсь,

уважающий Вас,

[Ю. Рерих][5]

[Ю.Н. Рерих]. Карты растительности провинций Чахар и Суйюань. 1935. ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 4. № 444 [Ю.Н. Рерих]. Карты растительности провинций Чахар и Суйюань. 1935. ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 4. № 444

И.В. Козлов – Ю.Н. Рериху

20.III.1935 г. 
г. Тяньцзин, 46. А., Poppe road, 
Ex. Russian Concession, Tientsin

М[илостивый] Г[осударь] г-н Ю.Н. Рерих!

Отвечаю на Ваше письмо от 14 марта с.г. Я сделаю определения Вашего Баргинского гербария как только возможно быстро. В нем много растений из трудных семейств: зонтичных, злаковых и крестовидных, которые отнимут много времени. Как только закончу определения, то немедленно вышлю Тарасу Петровичу в Харбин.

Я согласен продать Вам отдельный Калганский гербарий с почвенными образцами, который Вы получите 24 марта с.г.

Так как Вы просили меня отметить засухоустойчивые растения, я взялся за просмотр всего моего Калганского гербария и отмечаю засухоустойчивость на этикетках тех растений, которые являются таковыми.

Сверх моего ожидания, Калганский гербарий оказался больше, чем я предполагал, и так как для этой работы я трачу только обеденный перерыв и часть ночи, то успею закончить эту работу лишь к Воскресенью.

Уважающий Вас,

И. Козлов


27.III.1935 г. 
г. Тяньцзин, 46. А., Poppe road, 
Ex. Russian Concession, Tientsin

М[илостивый] Г[осударь] г-н Ю.Н. Рерих.

Я получил от Вас телеграфный перевод через Сити-банк в сумме 75 (семьдесят пять) местных долларов за работу по определению Вашего Баргинского гербария.

После просмотра всего Калганского гербария я выяснил, что он значительно больше по своему составу, чем я предполагал, когда в первый раз Вам его описывал. Тогда я указал около 150 видов. Оказалось же, что он состоит из: 538 экземпляров, 225 видов, 146 родов, 57 семейств, 260 гербарных листов. Засухостойких видов 61.

В моем гербарии два новых вида. Я прошу оставить за мной права: их названия, описания и опубликования.

В гербарии имеются культурные растения, которые интересны тем, что обычно встречаются в более теплых районах, чем Калган. Оказывается же, что они великолепно произрастают и в Калгане в его холодном климате. Это будут: Ginkgo biloba[6], Catalpa[7], Туя (Thuja), Pirus serrotina[8], Sophora japonica[9], Certis sinensis[10], Firmiana simplex[11] и др. Только что перечисленные растения хорошо растут на речных террасах реки Чжэн-гу-хэ, перезимовывая без закрытия. Культивируются в Калгане даже два американских вида: Acer negundo[12] и Robinia psendo-acaceae[13]. Оба эти вида плодоносили в 1934 году.

Основной состав флоры окрестностей Калгана состоит из ксерофильных растений, и из них преобладает класс сообщества: «Степи на скалистой почве».

При этом письме прилагаю инвентарную опись гербария и почвенных образцов 10 №№.

Кроме этого, почвенные образцы, взятые мною при копке растений, прилагаются в бумажных пакетиках при растениях, что отмечается в инвентарной описи гербария.

Так как гербарий оказался значительно больше по своему составу, не 150 видов, а 225 видов, поэтому я его оцениваю, совместно с почвенными образцами (без минеральной коллекции), в 180 местных долларов. Если по какой-нибудь причине Вы не можете уплатить эту сумму, тогда 150 местных долларов.

Я могу Вам предложить два нижеизложенных проекта:

1. Меня весьма интересует тибетская медицина, и я считаю, что она зиждется на правильном принципе, а именно: «больной принимает лекарства в органическом виде, которые легко воспринимаются организмом человека».

Европейская медицина питает больного лекарствами «химической кухни» в виде: вытяжек, реактивов, солей, кислот и т.д. – и часто прибегает к операциям в тех случаях, где тибетская медицина справляется лекарствами. Я знаю случай, когда травами вылечивались от рака желудка, камней печени, колита, и можно много привести примеров вылечивания больных от серьезных болезней растительными лекарствами так, как они есть, без переработки их в химической лаборатории.

Уже пять лет я собираю материал по тибетской медицине, но успел в этом направлении мало и за отсутствием средств не могу осуществить нижеприведенный план исследования ее.

Я хочу взять типичную (без европейских новшеств) китайскую аптеку топи, где мое местожительство, в настоящее время в г. Тяньцзин. Получить разрешение у хозяина аптеки и платить ему за то, что я буду описывать все лекарственные растения и лекарства, брать их образцы для коллекции и химических анализов и получать от него и китайского врача (которого тоже нанять) все сведения о лекарствах. План по пунктам следующий.

Составить гербарий лекарственных растений, коллекцию животных, употребляемых в тибетской медицине, и коллекцию частей ископаемых животных, употребляемых в ней же.

Начертить карту, откуда какие виды растений и животных добываются.

Составить список лекарств, изготовляемых из каждого вида растений.

Составить коллекцию лекарств и описать ее.

Взять материал для химических анализов и произвести их.

После обработки пяти пунктов написать рукопись с иллюстрациями для издания.

На эту работу потребуется три года.

2. Я буду иметь двухмесячный отпуск летом с.г. и могу обследовать в почвенно-флористическом отношении район, указанный на прилагаемой схематической карте. Здесь я могу собрать засухостойкие растения и попутно лекарственные.

Этот район интересен тем, что здесь долина Plaine de Toumet[14] между тремя пустынными плоскогорьями: с Севера – Гоби, с Запада – Alashan[15] и с Юга – Ордос. В этой долине растут несколько видов (я нашел в коллекциях, собранных оттуда, но эти коллекции очень неполные) растений из Маньчжурской флоры. Хребты: Khara Warin Lan shan, Ma shan и Taching shan почти не обследованы, и я предполагаю, что в них должно быть много интересного.

Пустыни: Alashan, Ордос и Гоби к Северу от упомянутых выше хребтов почти не обследованы. Я предполагаю, что здесь Северо-Западная граница соприкосновения отдельных видов из Маньчжурской флоры (как попали сюда, надо выяснить) и Китайской с растениями Гобийской флоры. Поэтому этот район еще больше интересен. Для осуществления этой маленькой экспедиции мне нужно:

План предполагаемых экспедиций из письма И.В. Козлова Ю.Н. Рериху от 27 марта 1935 г.

1) нанять двух русских молодых людей в помощники, одного переводчика;

2) иногда нанимать верблюдов, чтобы уйти на 5–8 дней к центру Ордос’а и вернуться обратно;

3) обзавестись инвентарем и самой необходимой пищей.

4) База будет в гор[оде] Paotowchen[16], где придется снять фанзу на два месяца.

5) Расходы на визы, проездные билеты, багаж, в особенности при отправке собранных коллекций.

Весь собранный материал по почвенно-флористическому исследованию и отчет в письменном виде я мог бы предоставить в Министерство земледелия Северо-Американских Соединенных Штатов.

Уважающий Вас

И. Козлов

Моя база будет конечный пункт, т.е. город Paotowchen.

[Красная линия] – маршрут моих экскурсий.

И. Козлов


24.V.1935 
г. Тяньцзин, 46. А., Poppe road, 
Ex. Russian Concession

М[илостивый] Г[осударь] г. Ю.Н. Рерих!

Ваше письмо от 23.IV.1935 г. получил и отвечаю. Калганский гербарий и образчики почв сдал лично г. A.P. Friedlaender’у в Пекине 12.V.1935 г., в чем имею от него расписку. 18.V. с.г. отправил ему открытку из Тяньцзина следующего содержания: «Прежде чем гербарий положить в ящик из оцинкованного железа и запаять, необходимо ящик предварительно поставить на довольно теплую плиту в сухой кухне. Одновременно пачки с гербарием держать вблизи горячей плиты, что-бы находящийся в них воздух также был сух. Причем пачки не должны лежать в одном положении. Их следует время от времени поворачивать для лучшей просушки. После – ящик снять с плиты, дать ему остынуть в той же сухой кухне и тотчас же сложить в него гербарий, запаять, не вынося в другое помещение».

Здесь в Чжилийской провинции <...>[17] футяны (период сильных осадков и жары) от половины июня до половины августа, когда воздух насыщен влагой до отказа, и от этой сырости все гибнет и даже человек изнывает и многие болеют.

Сухие растения делаются очень влажными, плесневеют и сгнивают. Я советую отправить мой гербарий как можно скорее в Министерство земледелия в Америку, чтобы избежать его гибели, или сделать то, что я только что изложил в кавычках. Я еще не получил перевод денег от Вас за Калганский гербарий.

Я закончил определение Баргинского гербария и отослал список мною определенных баргинских растений Тарасу Петровичу в Харбин. Этот гербарий состоит из 8 семейств, 31 рода, 37 видов и 41 экземпляра. И среди этих растений представляет интерес одно, по-видимому, новое для науки растение из сем[ейства] Chenopodiaceae[18].

Благодарю за предложение принять участие в Вашей экспедиции. Я не могу его принять, так как:

Из района, Вами исследуемого, у меня есть ботанический материал, который я сейчас обрабатываю, и кроме того,

У Вас работает профессор ботаники из Нанкина, и я считаю неудобным быть ему конкурентом, исследуя один и тот же район.

А также не в интересах науки исследовать один и тот же район несколькими ботаниками, тогда как (тем более, что имеются сборы предыдущих исследований) еще огромные пространства остаются нетронутыми.

Поэтому целесообразнее было бы подразделить районы (тем более, что исследователей очень мало) исследования.

В данный момент представляется хорошая возможность связать исследования, а именно: у меня имеется большой материал из Барги, с Юго-Западных отрогов Большого Хингана, сейчас Вы собираете ботанический материал по Западу, Северу и Юго-Западу от озера Талайнор[19], я имею большой гербарий из пустыни Гоби, начиная от Китайского Туркестана до Ордоса, который скоро закончу обрабатывать, и недостает ботанического материала из Ордоса, Алашаня, Плейне де Томет (того района, карту которого я Вам выслал в предыдущем письме).

Я еще раз предлагаю пойти навстречу осуществления моего плана ради науки и для пользы Министерства земледелия, так как этот район обнимает степные, лесные, полупустынные и пустынные участки; следовательно, здесь можно найти много полезных для культуры растений.

Для моего стационарного обследования нужно 1100 местных долларов, в эту сумму войдут три русских рабочих и один переводчик. Если Вы согласитесь, то я представлю Вам гербарий, карпологическую[20] коллекцию (коллекция семян и плодов), образцы почв в большом количестве.

После моего возвращения из экспедиции через два месяца мог бы предоставить отчет с фотографическими снимками и списками растений с отметками засухостойкости, кормовых растений. Так как 1100 мест[ных] долл[аров] на экскурсионное обслуживание, оплату труда 3 рабочих, переводчика, проезд всех по ж[елезной] д[ороге] до конечного пункта и обратно, перевозку груза, найм верблюдов, воду для всех, фотографов [недостаточно], поэтому нужно (считать отдельно от указанной суммы 1100 долл.) мне жалованье по 125 мест[ных] долл. в месяц от начала снаряжения в экспедицию до момента сдачи мною письменного отчета о результатах исследования, сдачи гербария, карпологической коллекции и почв в образцовом виде.

Так как вы не знаете, насколько я способен самостоятельно вести научную работу, то для ознакомления со мной посылаю Вам: «Publications du Musee Koanyho Paiho Tiew-Tsin (Chine)»[21], где Вы найдете перечень изданных моих работ и готовящихся к изданию. Кроме того, я ученик Тараса Петровича и много экскурсировал, обрабатывал коллекции и писал рукописи под непосредственным его руководством. У меня имеется 11 ботанических статей, изданных на русском языке. Одна из них напечатана под редакцией академика Вл.Л. Комарова[22] в 1926 г. в Петрограде.

Уважающий Вас

И. Козлов

Страницы Маньчжурской экспедиции
«Недвижим мотор. В чем дело? Не дает искру. А если не даст, то к чему и вся машина. А затем выясняется, что пресловутая искра была в зависимости от самого маленького обстоятельства. Как только оно усмотрелось, так немедленно все пришло в порядок. Даже и порчи особенной не было. А так... пришлось сделать маленькую изоляцию, и машина заработала». 
(Н.К. Рерих. «Искра». 1935)

Ю.Н. Рерих – И.В. Козлову

12 июня 1935 г. Цаган-Куре

М[илостивый] Г[осударь] Г[осподин] Козлов,

Отвечаю на Ваше письмо от 24.V.35. К сожалению, в настоящее время не представляется возможным организовать отдельно действующий отряд экспедиции, так как маршрут и программа работ составляются заранее, а списываться с Министерством уже поздно. Исследования указанного Вами района, севернее Иньшаньского хребта, не входят в программу экспедиции, и мы не предполагали направлять Вас в район работ нашего нанкинского сотрудника.

Ваш Калганский гербарий упакован согласно Вашим указаниям. Вы, вероятно, уже получили из Банка денежный перевод в сумме 159 местных долларов. Прошу Вас прислать мне расписку в получении вышеназванной суммы, а также расписку в получении суммы, причитавшейся Вам за определение нашего Баргинского гербария. Рад слышать, что среди собранного материала Вы нашли новый вид.

Уважающий Вас,

[Ю.Н. Рерих][23]


В.И. Козлов – Ю.Н. Рериху

46. А., Poppe road, 
Ex. Russian Concession 
9.VII.1935 г.

М[илостивый] г[осударь] Ю.Н. г. Рерих!

Получил Ваше письмо от 12 VI 1935 г. К сожалению, новый вид оказался старым, после моего вторичного определения. Это будетAxyris amaranthoides L., но экземпляр Вашего Баргинского гербария отклонился от типичного вида; поэтому я сразу не узнал.

С 1921 г. я начал собирать материал по злакам Дальнего Востока и постепенно его обрабатываю. Результаты моей работы появились в двух изданиях: на русском языке «Zizania latifolia»[24] и на французском языке «Eriochloa villosa»[25]. В дальнейшем буду постепенно выпускать род за родом из сем[ейства] злаков.

Страницы Маньчжурской экспедиции

Хорошо было бы, если бы Вы могли отделить для меня по одному или по два экземпляра злаков для описания, по окончании обработки я их мог бы вернуть Вам.

Если Вас не затруднит, то хорошо было бы взять образцы саксаула – Haloxylon ammodendron[26] (C.A. Mey[er][27]) вида и собрать его семена.

Растения из сем[ейства] Chenopodiaceae[28] заслуживают новое на себя внимание в пустынных районах, и их нужно собирать в большом количестве и во всех стадиях развития.

Меня интересует, кто будет обрабатывать ботанический материал Вашей экспедиции. У меня есть желание списаться с этим лицом, так как у нас общая работа.

Уважающий Вас,

И. Козлов

При сем письме прилагаю расписку.


Публикация и примечания О.А. Лавреновой


 

1 Частично каолинитизированный калиевый полевой шпат.

2 Современное название этого минерала выяснить не удалось.

3 Гранит-рапакиви (фин. rapakivi – «гнилой или крошащийся камень») – горная порода кислого состава, разновидность гранита.

4 Гордеев Тарас Петрович (1875–1967) – ботаник, почвовед, краевед, учитель, профессор Музея Северной Маньчжурии, принимал участие в первом полевом сезоне Маньчжурской экспедиции Н.К. Рериха.

5 Печатается по: Рерих Ю.Н. Письма в 2 т. Т. 1. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2002.

6 Гинкго билоба.

7 Катальпа – род растений семейства Бигнониевые.

8 Груша песчаная, китайская или поздняя.

9 Софора японская.

10 Вероятно, Celtis sinensis, каркас китайский, семейство Коноплевые.

11 Фирмиана простая, растение семейства Мальвовые.

12 Клен американский.

13 Ложноакация или белая акация.

14 Долина Томет (фр.).

15 Алашань.

16 Баотоу.

17 Слово неразборчиво.

18 Маревые.

19 Далайнор.

20 Карпология – раздел морфологии растений, изучающий форму и строение плодов и семян.

21 Публикации Музея Хуан-хе Бай-хе (Китай) (фр., англ.).

22 Комаров Владимир Леонтьевич (1869–1945) – русский ботаник и географ, педагог и общественный деятель, вице-президент (1930–1936) и президент (1936–1945) Академии наук СССР.

23 Печатается по: Рерих Ю.Н. Письма. В 2 т. Т. 1. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2002.

24 Козлов И.В. Маньчжурская тускарора или цицания широколистная. Харбин, 1926; То же // Вестник Маньчжурии. 1926. № 6. С. 14–26.

25 Шерстняк мохнатый, семейство Злаки.

26 Саксаул зайсанский.

27 Карл Антонович фон Мейер (1795–1855) – русский ботаник-систематик.

28 Маревые.