Экспедиция Н.К. Рериха "По старине"

К 100-летию экспедиции К 110-летию экспедиции Библиография Серия картин Маршрут экспедиции


Библиография

 

Владимирская губерния*

ВЛАДИМИР

     В архиве Рериха сохранилась заемская подорожная, по которой можно судить о дате посещения Владимира: «Предъявителю сего Секретарю Императорского Общества Поощрения Художеств Николаю Константиновичу Рериху на пространстве всей Владимирской губернии в течение одного месяца, т.е. [с] 23 июня 1903 г. по 23 июля 1903 г., предписывается давать из земских пунктовых [лошадей]  3 лошади с 1 повозкою и с 1 проводником со взиманием с него узаконенных прогонов.  Сия подорожная выдана г. Секретарю Императорского Общества Поощрения Художеств Н.К. Рерих[у] июня 23 дня 1903 года. Член управы [подпись неразборчива]. За секретаря Ф. Гаврилов». (ОР ГТГ, ф. 44, № 475).

(В прим. ПРС. Т.II-III.Самара, 1999.с.201-202.)

"С.-Петербургский попечительный о сестрах Красного Креста комитет уведомил на днях владимирского губернатора, что им поручено секретарю Императорского общества поощрения художеств Николаю Константиновичу Рериху исполнение фотографий и акварелей с архитектурных памятников и местностей города Владимира и владимирской губернии для издания в виде художественных открытых писем и альбомов Красного Креста. В виду того, что доход с художественных изданий поступит в пользу учреждений Красного Креста, губернатор предложил полицмейстерам и уездным исправникам владимирской губернии оказывать г. Рериху, при исполнении им поручений комитета должностное содействие".

("Владимирская газета", № 136, 18 июня 1903 г.)  

Художественные работы в г. Владимире:

  1. Дмитровский собор.

Боголюбово

 Художественные работы в Боголюбове:
1. Боголюбово. Церковь Покрова на Нерли.
2. Палаты Юрия Долгорукого.

Доброе Село

«Исполняя поручение Русского Отделения Императорского Археологического Общества, летом 1903 года я имел возможность осмотреть городища Добросельское близ Владимира на Клязьме и Городец на Саре близ Ростова. На первом городище раскопка не могла быть произведена, ибо вся площадь городища, до возвышенностей вала, была под овсом…».
(Н.К. Рерих. Раскопка в Городце на Саре близ Ростова. 4 марта 1904 г.// ПРС. Т.II-III.Самара, 1999.с.105-106.)

«Согласно поручению Русского Отделения Императорского Археологического Общества Н.К. Рерих осмотрел Добросельское городище около города Владимира…»

(Н.К. Рерих. Проект записи в протокол собрания. [1903-1904] // ПРС. Т.II-III.Самара, 1999.с.106)

СУЗДАЛЬ

Художественные работы в г. Суздале:

  1. Монастырь Александра Невского. США.
  2. Козмодемьянская церковь (Белая церковь).
  3. Этюд Спасо-Евфимиева монастыря. США.
  4. Стены Спасо-Евфимиева монастыря. ГМИНВ.

Фотографии:
1. Е.И. Рерих. Ефросиниевский монастырь в Суздале (Святые врата Ризоположенского монастыря 1688). (воспроизведен в ПРС. Т. II-III, с. 452.)

2. Е.И. Рерих. Большой фонарь Суздальского собора на 200 свечей. Высота 1 саж. 6 верш. (Фонарь Рождественского собора XVII в.) (Там же, с. 452.)

КИДЕКША

Художественные работы в Кидекше:

Церковь Бориса и Глеба в селе Кидекше. США

ШЕКШОВО И ТОРКИ

«В глухих частях Суздальского уезда хотелось найти мне местные уборы. Общие указания погнали меня за 20 верст в село Торки и Шошково».
(Н.К. Рерих. По старине.(Из путевых впечатлений). 1903.// ПРС. Т.II-III.Самара, 1999.с. 442.)

«В Торках наконец сказали, что эта старинная мода уже оставлена…»
(Там же в прим., с. 461)   

«В Шошкове оказалось еще много старины. Во многих семьях еще носили старинные сарафаны, фаты и повязки. Но больно было видеть тайное желание продать все это, и не в силу нужды, а потому что «эта старинная мода прошла уже».

Очень редко можно было найти семью, где был бы в употреблении весь старинный убор полностью.

- Не хотят, вишь, молодые-то старое надевать, - говорил старик мужичок, покуда дочка пошла одеть полный наряд.

Я начал убеждать собравшихся сельчан в красоте  нарядных костюмов, что носить их не только не зазорно, но лучшие люди заботятся о поддержании национального костюма. Старик терпеливо выслушал меня, почесал в затылке и сказал совершенно справедливое замечание:

- Обветшала наша старина-то. Иной сарафан или повязка, хотя и старинные, да изорвались временем-то, молодухам в дырьях ходить и зазорно. И хотели бы поновить чем, а негде взять. Нынче так не делают, как в старину; может, конечно, оно и делают, да нам не достать, да и дорого, не под силу. У меня в дому еще есть старина, а и то прикупать уже из-за Нижнего, из-за Костромы приходится, и все-то дорожает. Так и проходит старинная мода.

Старик сказал правду! Нечем поновлять нашу ветшающую старину. Оторвались мы от нее, ушли куда-то, и все наши поновления кажутся на старине гнусными заплатами. Видел я попытки поновления старинных костюмов – в высшей степени неудачные. Если положить рядом прекрасную старинную парчу с дешевой современной церковной парчою, если попробуете к чудной набойке с ее ласковыми синими и бурыми тонами приставить ситец или коленкор, да еще из тех, которые специально делаются «для народа», - можно легко представить, какое безобразие получается./…/
(Н.К. Рерих. По старине.(Из путевых впечатлений). 1903.// ПРС. Т.II-III.Самара, 1999.с. 442-443.)

В том же Шошкове меня поразила церковь  чистотою своих форм: совершенный 17 век. Между тем узнаю, что только недавно справляли ее столетие. Удивляюсь и нахожу разгадку. Оказывается, церковь строили крестьяне всем миром и нарочно хотели строить под старину. Сохраняется и приятная окраска церкви, белая с охрой, как на храмах Романова-Борисоглебска. Верные дети своего времени, крестьяне уже думают поновлять свою церковь, и внутренность ее уже переписывается невероятными картинами  в духе Доре. И нет мощного голоса, чтобы сказать им, какую несообразность они творят.

При такой росписи странно было думать, что еще деды этих самых крестьян мыслили настолько иначе, что могли желать строить именно под старину. Положим, это было 100 лет назад и старина могла иметь иной вид./…/»
(Там же, с. 445)

В черновиках есть фрагмент (возможно, первоначальный вариант), соответствующий всем суздальским наблюдениям о национальных костюмах::

     «Из всей «серой» Суздальской округи общий голос направлял в села Торки и Шокшово (именно так, а не Шошково, как во всех изданиях – В.М.). В Торках наконец сказали, что эта старинная мода уже оставлена, а в Шокшове осталось еще много старины. Но вместо желания сохранить ее и носить почти во всех дворах замечалось страстное скрытое желание сбыть ее во что бы то ни стало. Как только ребятишки оповестили о приезде «каких-то за стариною», так со всех концов потянулись бабы с узелочками, предлагая купить фаты, повязки и ленты. Но редко можно было найти полный убор, бывающий еще в употреблении. Покуда одна такая щеголиха одевала на себя старинную окруту, отец ее порассказал много интересного, что необходимо иметь в виду Русскому Собранию в его работах о национальном костюме (имеется в виду Русский Музей Александра III. – В.М.). Я начал печаловаться, что старинные уборы не носят, что вся эта типичная красота заменяется шаблоном фабричного ситца и ползумента во главе с кофтой и пиджаком. Степенный мужик на это высказал совершенно дельное замечание: «И хотели бы иные носить, да видите дело-то в том: ветшает старинная округа, а подновить-то ее нечем. Нынче ничего такого не делают, ни парчой, ни ситцев, ни набоек старинного образца нет, или дороги они несообразно, а из новых образцов тоже не сошьешь, так и прикончилась старинная мода, и то уже приходится покупать из разных мест: из-за Нижнего, из-за Костромы» (замечание важное для этнографа). И правда, большинство настоящих уборов уже изорвались, и все попытки подновить их оказываются безуспешными. Я видел повязки  пришитыми кусками церковной парчи – зрелище отвратительное, видел ленты шейные, подновленные новыми бусами, - прескверно. И подумалось мне: не в том дело, что несколько десятков горожан оденутся в плисовые штаны и рубашки, а дело – дать возможность народу продолжать пользоваться их характерным нарядом и вразумить его, насколько он красивее в своих уборах».
(Там же в прим., с. 461)

ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКОЙ

«Знаменитый собор Юрьева-Польского, куда более интересный, нежели Дмитровский храм во Владимире, почти весь облеплен позднейшими скверными пристройками, безжалостно впившимися в сказочные рельефные украшения соборных стен. Когда-то эта красота очистится от грубых придатков и кто выведет опять в жизнь этот удивительный памятник?»
(Н.К. Рерих. По старине.(Из путевых впечатлений). 1903.// ПРС. Т.II-III.Самара, 1999.с. 437.)

Непосредственные впечатления от Георгиевского собора в г. Юрьеве-Польском можно также увидеть в более позднем очерке Н. К. Рериха, посвященном этому храму:

  1. Где же ваш «сказочный» собор? Где же гордость Руси? Просто загнали вы нас в отвратительный город. Заставили смотреть бедную церковку, застроенную, замазанную. Пусть же вам за нас отомстят все блохи и клопы, которые напали на нас в вашем сказочном городе.

Вернулись огорченные. Злые за то, что послал их смотреть собор Юрьева-Польского.

Значит не увидали. Заслонило что-то. Опять вылезло чудовище. Сколько дельных людей им перепугано.

Еще подождем. Рано еще. Глаза еще не открыты на значительное. Внимание еще остановлено плохим и ничтожным. Подождем, пока очистятся и смелости против чудищ наберутся.

Теперь другой лик.

Показал я молодежи новое издание графа А.А. Бобринского «Резной камень в России».

В издании показаны храмы Владимира, Суздаля, [Покров] на Нерли и собор Юрьева-Польского. По счастью, зрители в этих городах не были. Их глаза еще не засорились всем тем, от чего отвернуться надо.

Резной камень привел молодежь в глубокий восторг.

Из всей группы Владимиро-Суздальских храмов самое высокое изумление вызвал, конечно, собор Юрьева-Польского. Истинная сказка заложена в этих приземистых стенах, затканных белокаменною резьбою. Бесконечно разнообразною, брошенною от богатства, от творчества неиссякаемого. Последыш самого красивого периода древней Руси, напитанный романскою волною.

В канонические формы невольно влились бытовые подробности. Романские здания получили русский смысл. /…/
Два лика. Один обшарпанный, искаженный, нашей безобразной действительностью. Лик избитый, неузнаваемый часто.

Но за пострадавшим ликом скрыт лик другой. Неумелому глазу недоступный.

В издании о резном камне все запечатлено много хуже, чем на самом деле, но эти листы вынесены из жизни. В них отразилась частица истинного лика. Эта часть уже так прекрасна, что даже неумелый глаз понимает великую ценность изображения. В поездках по Руси особенно поражает враждебная противоположность двух ликов. Хотя враждебна лишь чудовищная сторона. Истинный лик и величав и спокоен.

Указывая на различие случайного впечатления собора среди жизни и малого, но настоящего отражения в издании, хочется предостеречь молодежь, и нынче ищущую красоту Руси. Чтобы не пугались, не отчаивались, если широко раскрытым, доверчивым глазам покажется своеобразная личина. Это легко может случится.

И пусть помнят, что чудесною верою можно вызвать великий лик. Можно переступить за пределы глумления и глупости. Надо суметь. В поисках из-за безобразной личины проясниться лик чудный и светлый.
(Н.К. Рерих. Два лика. Собор в Юрьеве-Польском. БВ.28 октября 1916 // ПРС. Т.II-III.Самара, 1999.с. 671-674.)

Художественные работы:

  1. Юрьев-Польской. Этюд храма. ГМИНВ.
  2. Юрьев-Польской. Этюд храма. ГМИНВ.
  3. Юрьев-Польской. Этюд храма. США.
  4. Юрьев-Польской. Этюд храма. США.

Фотографии:
Е.И. Рерих. Часть украшений собора в Юрьеве-Польском.(воспроизведен в ПРС. Т. II-III, с. 440.)

Также вполне возможно, во время путешествия по Владимирской губернии Н.К. Рерих посетил село Шуя. Находясь в Кашмире многое напоминало ему эти места:

«На сеновале лежат сани – московские розвальни. На дворе скрепит журавль над колодцем. Соломенная крыша проросла зеленым мхом. Скрючились придорожные ивы. Гомонят приветствия детишек. Где же это? В Шуе или на Коломне? Это в Сринагаре, в «Городе Солнца»
(Н.К. Рерих. Алтай – Гималаи. М., 1999, с. 90)


_____________________

* Cост.: Караульщиков Владимир Анатольевич и Гуркин Евгений Александрович.