Рерихи и Беларусь. Новый замок в Гродно
О Беларуси

ГРОДНЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Городенщина

Новый замок в Гродно

Новый замок был построен в Гродно напротив старого дворца (Старый замок) во время правления польского короля и великого князя литовского Августа III как летняя резиденция польских королей и великих князей литовских, по проекту Карла Фридриха Пёппельмана (1734-1751 г.г.). Стиль рококо (иначе - позднего барокко). Архитекторы смогли объединить Новый и Старый замки в один дворцово-парковый комплекс. Именно такая задача была заложена еще при Стефане Батории. Сейчас замки великолепно гармонируют, создавая собой единое пространство. Новый замок по форме напоминает русскую букву «П», окна одного из фасадов выходят на живописный берег Немана. Отличительной особенностью Нового замка является контраст между внешней и внутренней отделкой - фасад был очень скромным, чего не скажешь о его внутреннем убранстве. Последний король Речи Посполитой любил роскошь. Замок поражал и заставлял восхищаться своих современников. Он помнит пышные балы, шикарные обеды и последние дни последнего короля некогда самой большой страны Европы. Сюда в XVIII веке съезжались кареты королей, сенаторов, послов. Здесь проходили генеральные сеймы I Речи Посполитой. К сожалению, от внутреннего убранства замка не осталось практически ничего - всё выгорело во время Великой Отечественной войны. Единственный оригинальный и не тронутый войной элемент замка - это въездные ворота с колоннами. Сохранились и кордегардии - помещения для королевской охраны.

В одной части дворца находились королевские покои, а в другой - помещения, предназначенные для заседаний сейма. Для нужд сейма во дворе также в 1726 году было построено специальное здание. После 1750 года возведена крытая куполом часовня, частично сохранились въездные ворота. В 1789 году замок был реконструирован архитектором Джузеппе Сакко. Таким образом, боковые здания образовывали парадный двор, замыкающийся двумя флигелями.

В этом здании в ноябре 1793 года прошел знаменитый «молчальный», или «немой» сейм, на котором был утвержден второй передел Речи Посполитой - событие, окончательно определившее судьбу ее существования. Во время сейма было подписано соглашение о разделе Речи Посполитой с Россией и Пруссией, а в 1795 году польский король и великий князь литовский Станислав Август Понятовский поставил подпись под актом отречения. Король жил в нём до 1797 года. После разделов Речи Посполитой российские власти устроили во дворце госпиталь и казармы.

В период второй мировой войнызамковый комплекс был основательно разрушен. В июне 1941 году он сгорел в результате бомбёжки.

В 1952 году замок был перестроен и восстановлен архитектором В. Вараксиным, правда, уже в другом, классическом стиле. Оригинальный вид сохранился только у въездных ворот и скульптуры сфинксов.

С 1950 по 1990 годы здесь размещался Гродненский областной комитет КПБ, а с 1990 года располагается историко-археологический музей и областная библиотека имени Карского.

Сохранившаяся часть Коложской церкви

Великолепным памятником православного зодчества XII века является Борисоглебская (Коложская) церковь в Гродно - жемчужина белорусской культуры. Отличительная особенность храма - разноцветные керамические кресты и камни на внешней поверхности стен. Внутренние стены заполнены голосниками (кувшинами, замурованными в стену горлышком наружу), которые таким образом улучшают акустику храма.

Элементы разноцветного декора из керамики

Из Ипатьевской летописи 1183 г. нам известно о пожаре церкви в Гродно: «Того же лета Городен погоре всь и церкы каменая от блистания молние и шибения грома».
Разрушение Коложской церкви началось вскоре после перехода Гродно Литве, и было связано с неоднократными нападениями немцев, пожарами и опустошениями города.

Документы начала XVI века, связанные с восстановлением памятника Богушем Богувитиновичем, указывают, что церковь «несколько десятков лет стояла опустевшая и обвалилась и службы божьей в ней не было» и что Богувитинович «тую церковь оправил и некоторыми тостями, колоколами и многими другими вещами надал и наложил».

Внутренняя архитектура церкви с замурованными в стену кувшинами

В 1720 году размытый Неманом обрыв подошел вплотную к храму, вызвав наклон его стен, и вскоре первым историком памятника И.Кульчинским были предприняты попытки предотвратить полное обрушение храма.

Середина XIX века была трагичной для Коложской церкви. Неман все сильнее разрушал гору. В 1840 году появилась угрожающая трещина в западной стене здания. Пока тянулась волокита с вопросом об укреплении осыпей, обрыв в 1845 году подошел уже к самой стене храма. В ночь с 1 на 2 апреля 1853 года южная стена и часть западной стены здания обрушились в Неман. С поразительной косностью и равнодушием отнеслись светские и духовные чиновники к укреплению сохранившейся части памятника.

В 1904 г. возник вопрос о восстановлении Коложской церкви в первоначальном виде «с возведением недостающих частей по образцу существующих».

В 1910 г. были проведены консервационные работы по памятнику, а в 1911 г. заложены ниши и портал северной стены. В 1934 г. появились новые трещины в стенах Коложской церкви, в связи с чем специально созданный Комитет провел мероприятия по укреплению угрожавшего оползанием берегового откоса и, кроме того, осуществил планировку окружающего здание участка до первоначального древнего уровня. Как оказалось, вокруг храма за его многовековую жизнь отложился значительный (до 1,5 м) культурный слой, нарастание которого усиливалось тем, что около апсид и северной стены храма было в XII и XIX вв. кладбище. Удаление этого слоя вернуло зданию его первоначальные пропорции. Такова история Коложской церкви, в итоге которой памятник дошел до нас в виде руин, поставив перед исследователями ряд не разрешимых до конца вопросов о своем первоначальном облике.

В своей статье «Записные листки художника ХХIХ» в 1907 году всемирно известный художник Николай Константинович Рерих писал: «По отношению ко всякому значительному памятнику старины нельзя понятие реставрации разуметь иначе, как поддержание».

Он отмечает, что «в ней еще виден след украшателя», и что «она была устроена с особенным великолепием». Николая Константиновича тревожит судьба этого памятника. «Если Коложской церкви суждено «поддержание», то в каких формах выразится оно?» - задает он вопрос.




страницы 1 2 3 4